Игорь Маковский: Задача государственной важности — обеспечение энергобезопасности региона

07.09.2015 12:17 Тема: Энергетика 11998 7
Игорь Маковский: Задача государственной важности — обеспечение энергобезопасности региона

Что ждёт региональную энергетику при переходе на изолированный режим работы, как решить проблему подключения к сетям льготников, для чего китайцев готовы пустить в Калининград и в чём состояла главная причина конфликта с экс-главой службы по тарифам рассказал гендиректор АО «Янтарьэнерго» Игорь Маковский

— В августе было три года, как вы руководите компанией. Чего удалось добиться за это время на посту гендиректора «Янтарьэнерго»?

— Первоочередная задача компании — это обеспечение надёжности электроснабжения региона. В 2012 году существовала реальная угроза веерного отключения электроэнергии в Калининградской области, компания «Янтарьэнерго» просто захлёбывалась, количество аварий перекрывало возможности предприятия. По итогам 2012 года было зафиксировано почти 6,5 тысяч аварий — 18 в день! На тот момент в «Янтарьэнерго» работало всего 19 оперативно-выездных бригад. Были случаи, когда бригады просто не успевали возвращаться из «полей» и ехали ликвидировать новую аварию.

Сейчас ситуация иная. По итогам 2015 года мы прогнозируем, что количество аварий не превысит 1,5 тысячи (по итогам полугодия — 780 аварий). Это порядка четырёх аварий в сутки. То есть за три года почти в пять раз снизился объём технологических нарушений в энергосистеме.

alt

Три года назад основной причиной аварий была технологическая изношенность, «железо» не выдерживало неблагоприятных погодных явлений. Сейчас средний износ наших линий электропередачи составляет 72%, оборудования на подстанциях — 68%. Но нам удалось остановить рост износа. C 2008-го износ сетей рос в год по 2-3%. Сегодня за счёт обновления линий и оборудования рост удаётся сдерживать.

Зато на первое место среди причин аварийности вышло воздействие сторонних лиц. Около трети аварий, которые мы фиксируем, не наши — это аварии в абонентских или брошенных сетях. Например, застройщик возвёл дом, провёл к нему электричество, продал квартиры, а подстанция перешла в собственность управляющей компании или ТСЖ.

Их персонал зачастую не обладает необходимыми навыками для обслуживания энергообъекта, а иногда при авариях мы не можем найти людей, у которых есть ключи для доступа к этим подстанциям. На фоне роста строительной активности и подготовки к Чемпионату мира по футболу мы получаем очень много аварий от строителей. Они обесточивают города и посёлки. Очень часто не согласовывают с нами проведение работ. В итоге страдают жители.

И еще один момент относительно итогов работы. В 2012 году время ликвидации аварии составляло пять часов. В этом году — менее двух часов.

— Вы назвали красивые цифры. Может, статистика отключений начала как-то по-другому считаться?

— Нет. Во-первых, мы улучшили техническую оснащённость: приобрели порядка 100 новых автомобилей и отправили их в районные сети. Также была закуплена спецтехника.

alt

Во-вторых, мы создали и правильно распределили аварийный резерв. Раньше у нас элементарно не было в районных сетях запчастей, которыми можно было быстро устранить аварию. В-третьих, поработали с персоналом. Раньше в «Янтарьэнерго» не практиковалась круглосуточная работа. Все работали с 9 до 18, и если ночью что-то ломалось, то дожидались утра. Сейчас же у нас круглосуточное дежурство. Это позволяет действовать оперативно при ликвидации последствий каждой аварии.

Еще одна маленькая новация — все машины оснастили ГЛОНАССом, а также устанавливаем на них веб-камеры. Сегодня мы видим все маршруты передвижения автомобилей, их использование в непроизводственных целях исключено.

— За это сотрудники вам вряд ли очень признательны, ведь наверняка кто-то подрабатывал на стороне…

— Мы перенаправили их «стороннюю» деятельность в непроизводственный доход, разрешили нашим сотрудникам в свободное от производственной деятельности время оказывать услуги сторонним организациям. Чтобы мотивировать работников, 80% дополнительных доходов оставили в распоряжении районных сетей. 20% идёт в исполнительный аппарат (износ автомобилей и прочее). Из 80%, которые остаются в районных сетях, половина идёт на премирование персонала. У людей появилась возможность легального дополнительного заработка.

— Многие из перечисленных вами решений довольно просты и касаются масштабных финансовых затрат. Едва ли прежнее руководство не могло предпринять такие же действия. Так что на первый план выходит вопрос денег. Где вы их взяли?

— Деньги в большинстве случаев — необходимое средство для достижения результата. Ещё в ноябре 2012 года на правительственной комиссии было принято решение о консолидации сетевых активов на базе «Янтарьэнерго». Речь шла о передаче нам сетей ФСК, персонал которой не присутствовал на территории региона (ФСК — «Федеральная сетевая компания», владеющая магистральными линиями электропередачи напряжением 330 кВ — прим. ред.).

«Янтарьэнерго» ежегодно платило ФСК за транзит электроэнергии по этим сетям около 1 млрд рублей, который оплачивали калининградцы в тарифе, но эти средства не участвовали в развитии региональной энергетики. Сегодня около 500 млн рублей из миллиарда удалось включить в инвестпрограмму и направить на ежегодную модернизацию энергосистемы области. Остальные средства экономии идут на содержание высоковольтных сетей и оборудования, а также на компенсацию потерь при транспорте электроэнергии.

В 2013 году на экономическом форуме в Санкт-Петербурге было принято решение о замораживании тарифов для естественных монополий, и энергетики туда попали. После этого решения наша 10-миллиардная инвестпрограмма сократилась почти в два раза. И вместо 2 млрд рублей мы имеем возможность инвестировать в модернизацию сетей не более 1 млрд рублей в год. Так что радость от консолидации активов ФСК была недолгой. Но если бы не решение по консолидации, нам бы вообще не на что было обновлять фонды. Так бы и старели сети на 2-3% в год, придя к критическому износу примерно в 82%.

Сегодняшних денег нам достаточно для обеспечения надёжности, но без перспектив развития. Однако очевидно, что энергетика должна работать на опережение социально-экономического развития территории.

С этого года у нас добавляется федеральный источник — 2,4 млрд рублей — на строительство объектов к чемпионату мира. Речь идёт о строительстве двух подстанций, модернизации линий электропередачи в центральной части Калининграда и в части Зеленоградского района (посёлки Храброво и Привольное — прим. ред.).

alt

— Деньги — это не только инвестиции, их ведь можно найти при сокращении потерь.

— Калининградская область стала пилотным регионом в реализации проекта Российского фонда прямых инвестиций почти на миллиард рублей по установке интеллектуальных приборов учёта. Мы ставим 67 тысяч приборов учёта. Это все наши точки отпуска, на которых либо отсутствуют приборы учёта, либо они не соответствуют стандартам (мы не можем измерить количество ресурса, его качество, как-то повлиять на него). Из-за этого возникают сверхнормативные потери. Реализация данного проекта принесёт компании более 100 млн рублей в год.

— Вероятно, не все потребители горят желанием ставить счётчики там, где раньше получалось пользоваться неучтённой энергией. Как удалось найти с ними общий язык?

— Не искали общего языка. Это нормативное требование. На границе балансовой принадлежности будет установлен прибор учёта с доступом онлайн. Уже в этом году от этих мероприятий получим порядка 20 млн рублей.

— Вы исключите возможность воровства, но как планируете собирать деньги? Ведь, насколько известно, «Янтарьэнергосбыт» накопило предельный долг и может лишиться статуса гарантирующего поставщика. Чем это чревато для региона?

— Такой риск существовал. «Янтарьэнергосбыт» по формальным признакам нарушил обязательства перед оптовым рынком и накопил задолженность выше, чем позволяют договорные отношения. 12 августа вопрос о лишении статуса гарантирующего поставщика был поставлен в повестку дисциплинарной комиссии. На тот момент общий объём просроченного долга был 1,5 млрд рублей, из них перед оптовым рынком — 830-850 млн рублей.

Основными должниками являются три категории потребителей: население (более 700 млн рублей), управляющие компании (порядка 450 млн рублей) и МУПы (порядка 350 млн рублей). Долги второй и третьей группы постоянно растут — в год по 100 млн рублей каждая.

По МУПам мы нашли компромиссное решение, хотя искали его вместе с муниципалитетами, а затем — с правительством области три года. Губернатор решил финансировать муниципалитеты на 350 млн рублей с целью оказания помощи МУПам при расчёте за потреблённую электроэнергию, уже выделено 150 млн. Для нас это была самая тяжёлая категория потребителей, но теперь и они начали платить.

alt

По управляющим компаниям должно помочь лицензирование. Кроме того, нами направлено порядка 120 обращений в УМВД по управляющим компаниям, и на рассмотрении находятся шесть уголовных дел в отношении УК «Жилстрой», «Жилищный стандарт», «ЖЭУ №7», «МУП ЖЭУ-23» и «ЖЭУ № 23», УК «Комфорт М». И, скорее всего, руководители управляющих компаний ответят за недобросовестное обращение с деньгами.

Что касается населения, то с момента, когда начались колебания курса валют и рост цен, долг увеличился на 200 млн руб. Такого скачка раньше не бывало. Думаю, нам придётся работать с коллекторами. На сегодняшний день «Янтарьэнергосбыт» все способы понуждения к оплате реализовал: запрет на выезд за границу, отключение электроэнергии, работа с судебными приставами. Но должного эффекта нет. Поэтому прорабатываем вопрос по привлечению коллекторов осторожно, понимая существующую ситуацию.

Что для «Янтарьэнергосбыта» означает лишение статуса гарантирующего поставщика? — Думаю, это привело бы к необратимым последствиям. Регион бы потерял контроль за ситуацией в части возможности влияния на гарантирующего поставщика. Есть пример: государственная компания «Оборонэнергосбыт», она обслуживает объекты министерства обороны и целиком город Балтийск.

Ни одного представителя компании, принимающего решения и оперативно влияющего на процесс, на территории области нет. Все сидят в Москве, по договору дистанционно разносят квитанции, собирают платежи с населения, а за поставленную электроэнергию рассчитываются с огромным трудом. Деньги с них мы взыскиваем через суд. Такая ситуация могла бы быть в масштабах всего региона.

— Вернёмся к «Янтарьэнерго». Ожидается, что тарифы будут сдерживаться на уровне 7%, при этом цены на промышленное оборудование уже выросли на 25-27%. Как вы планируете вписываться в такой дисбаланс?

— В декабре прошлого года вся нагрузка легла на наших подрядчиков, потому что мы контрактуемся исключительно в рублях. Раньше более 50% поставляемого для нашей компании оборудования было импортное. По логистике нам гораздо выгоднее привезти трансформатор, элегазовый выключатель или изолятор из Европы. И мы завозили оборудование с европейских заводов беспошлинно. Соответственно затраты были значительно ниже, чем в среднем по Россетям («Янтарьэнерго» является 100% дочерним обществом ПАО «Россети», — прим. ред.). Сейчас ситуация кардинально поменялась. По сути с колёс мы снизили долю импортного оборудования до 30%.

— В ноябре 2014 года на совещании у губернатора было подписано соглашение с «Банком Москвы» об инвестировании порядка 38 млрд рублей в региональные сети. Как обстоят дела с этими планами?

— Комплексная программа развития электрических сетей области до 2020 года утверждена региональным правительством. Эта программа позволит нам заменить все старые немецкие сети в Калининграде и Черняховске, модернизировать сети Земландского полуострова и провести комплексную реновацию сетей.

alt

Но из-за изменения экономической ситуации договорённость с банком пока не достигнута. Модель, которую предлагают банкиры, просто не вписывается в возможности региона по возврату этих инвестиций за счёт тарифа. Идея была в том, чтобы за первые пять лет вложить инвестиции, а потом их возвращать 15 лет. Тогда речь шла об 11-12% годовых. Сейчас цифры другие.

— У компании существует масса накопленных обязательств по технологическому присоединению льготников. Как планируете решать этот вопрос?

— Более 90% заявок на технологическое присоединение поступает от льготников («Янтарьэнерго» обязано подключать за 550 рублей заявителей до 15 КВт — прим. ред.). При этом средние затраты компании на подключение к сетям одного заявителя составляют до 300 тысяч руб. Собственных средств у «Янтарьэнерго» на эти цели катастрофически не хватает. И с каждым годом объём расходов увеличивается, потому что ежедневно мы принимаем 1,2 тысячи человек в центрах обслуживания клиентов. Такого контакта с жителями не имеет ни один многофункциональный центр в области — за полгода мы приняли 100 тысяч человек, из них 3,5 тысячи подали заявки на техприсоединение. Доступность энергетиков порождает значительный рост их обязательств.

alt

Мы ставим перед собой задачу закрыть 6,5 тысячи договоров технологического присоединения при просроченных 4,5 тысячи договоров. В этом году мы начали выполнять работы по присоединению к сетям так называемым «хозспособом», то есть своими силами. Созданы мобильные подразделения, которые оснащены оборудованием и техникой. Они закрывают сегодня до 45% договоров. Но это не решает проблемы. Потому что в некоторых случаях нужно строить новые подстанции, тянуть километры проводов. И здесь мы сами не справимся.

Так что вопрос [техприсоединения льготников] придётся решать отдельно с региональным правительством. Власти нас слышат. Возможно, нам придётся пойти по пути «Ленэнерго» и обратиться за федеральным финансированием. Мы готовим обоснование для следующей правительственной комиссии, которую в ближайшее время проведёт в Калининграде Дмитрий Медведев. Сегодня нам не хватает 1,2 млрд рублей для выполнения обязательств перед льготной категорией заявителей.

— Получается, что рост ввода индивидуальных жилых домов в разы есть, а денег на их подключение к электричеству нет.

— Мы — федеральная компания, которая обладает единственным источником финансирования — тарифом. Его размер определяет областное правительство. Оно же, правительство, нам заказывает, что делать. «Янтарьэнерго» делает всё возможное, но собственных средств на исполнение государственных обязательств у компании не хватает.

— Как идут дела с подготовкой к изолированной работе нашей энергосистемы и масштабным строительством газоугольной генерации в области? Не ожидают ли область перебои в энергоснабжении?

— В мае прошлого года на основании предложений, подготовленных специально созданной правительственной комиссией, президентом страны было принято решение о строительстве новых источников генерации для обеспечения надёжной работы энергосистемы в изолированном режиме.

Известно, что с 2016 года Литва и Латвия будут иметь техническую возможность выйти из единого энергокольца БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия, Литва). Сегодня существует семь межграничных перетоков. Могу предположить, что резать провода и валить опоры никто не будет, но есть задача государственной важности — обеспечение энергобезопасности одного миллиона человек, проживающих в регионе.

Пока электроэнергии региону хватает. Есть даже некоторое снижение потребления мощности: на 0,7% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года. Сельскохозяйственные предприятия подросли, а сборочные производства просели. Опасаться, что завтра область погрузится во тьму, не стоит.

alt

Предполагается, что в базовом режиме будет работать один из двух блоков ТЭЦ-2 и вновь построенная станция в Калининграде. Они будут работать изолированно, но одновременно. Остальные три новые станции будут эксплуатироваться в режиме покрытия зимних максимумов и летних минимумов. Например, в этом году у нас потребление летом упало до 250 МВт (примерно половина мощности, вырабатываемой одним блоком ТЭЦ-2. — прим. ред.).

Со станциями, которые будут строиться, всё понятно: порядка 70 млрд рублей потребуется на генерацию. Мы сегодня боремся за то, чтобы в реализацию мероприятий по обеспечению работы энергосистемы в изолированном режиме вошло строительство новых и реконструкция старых сетей, которые влияют на надёжность. А это дополнительно 12,2 млрд рублей. Чтобы не получилось, что новые дорогие станции будут встроены в старые сети. Ведь мы сегодня эксплуатируем ещё немецкие линии. Проблема сохраняется, и идут очень жаркие дискуссии, потому что инвестор, который финансирует строительство станций, — «Роснефтегаз», — уже начал размещать первые заказы по обеспечению изолированной работы.

Цифра в 12,2 млрд рублей нами обоснована и подкреплена проектным институтом. В тарифе такой объём на модернизацию сетей не учесть. Поэтому сегодня решается, кто будет платить — инвестор, который строит станции, или какой-то другой инвестор.

Регион никогда не справится с тем уровнем тарифа, который получится, если окупать эти инвестиции за счёт населения. Как с этим быть — пока не понятно. Предполагалось, что окупаться эти объекты будут за счёт деятельности компании-оператора на территории других регионов. Некая амортизационная затрата должна быть включена в необходимую валовую выручку этой же компании, но в других субъектах страны.

По рентабельности и окупаемости проекта будет отдельное постановление федерального правительства. Оно сейчас находится на рассмотрении в аппарате правительства РФ. На сегодняшний день можно говорить о согласованном сроке окупаемости этих инвестиций — 15 лет.

— Будет ли развиваться в изолированном режиме альтернативная энергетика?

— Мы прорабатываем самые разные варианты использования альтернативных источников энергии: гидроэнергетика, использование мусора для получения энергии, солнечные батареи и ветрогенерация. Я только вернулся из Пекина, где входил в состав делегации «Россетей». Состоялись переговоры с руководством «Государственной электросетевой корпорации Китая» по поводу инвестиций в ветроэнергетику. Существующий ветропарк в Куликово изжил себя. В нём нет ни экономического, ни технического эффекта. Эти ветряки уже трижды выработали свой ресурс. Их привезли из Дании уже не новыми и установили нам бесплатно в 1998 году. Запчастей нет. Из 21 ветряка работают только 16. Мощность одного ветряка — всего 225 кВт.

Губернатор готов дать землю для развития ветроустановок. В Куликово, с учётом плана региона по строительству нового города, их уже не разместить. Агентство по имуществу сейчас готовит предложения по земле. Планируем установить порядка 20 ветряков. Объём инвестиций — не менее 45 млн евро. Есть политическое решение под эту тему китайцев пустить в Калининград.

— Насколько я понимаю, это будет какая-то дотируемая история?

— Такая постановка вопроса стала возможной с появлением в составе Российской Федерации Крыма. Там работают ветровые установки почти на 100 мВт. Когда-то наша небольшая станция в Куликово была крупнейшей в России, и не было необходимости принимать решение на государственном уровне. Теперь с вхождением Крыма такая необходимость есть. Инвестор этих объектов на законодательном уровне лоббирует решения [по дотированию производства ветровой электроэнергии].

— Как движется ваш проект с Э.ОН?

— Последние 3 года мы думали, что делать с «Калининградской генерирующей компанией» (КГК). Раньше ТЭЦ-1 и Гусевская ТЭЦ, входящие в КГК, вырабатывали и электроэнергию, и тепло. Последнее время они производят только тепло. И являются планово убыточными. Поэтому было принято решение модернизировать эти станции и вернуть им возможность выработки электроэнергии. Суть идеи в том, чтобы производить тепло и электроэнергию на обратном ходу турбины. Так мы точно сможем планировать уровень тарифа на тепло, получать электроэнергию и исключить убыточность.

alt

Вели переговоры с тремя компаниями. Выстрелил Э.ОН. Уже проработали все показатели и получили первое решение совета директоров Э.ОН по проекту с финансированием от 50 до 70 млн евро, при котором имущество остается в нашей собственности. Окупаемость — 7,5-10 лет.

— А кто сегодня работает в вашей команде, которая добилась таких результатов?

— Я собирал команду топ-менеджеров, которые влияют на развитие компании, по всей России. Они все работали в отрасли, мы познакомились уже здесь, в «Янтарьэнерго». Я не привёл с предыдущих мест работы ни одного человека. Команда менялась, часть ребят не выдержали ритм и требования. Лучшие остались. Хотя пока ещё живут в съемных квартирах. Все — надёжные и порядочные люди.

— По поводу вашего бывшего заместителя Кирилла Юткина, который сейчас регулирует вашу деятельность в правительстве области, в публичной сфере остаётся ряд вопросов. Например, сейчас «Янтарьэнерго» заключает со службой по тарифам областного правительства много мировых соглашений по спорам, инициированным прежним руководителем службы Натальей Андреевой.

— До прихода Кирилла Юткина в «Янтарьэнерго» я был мало с ним знаком и не работал вместе. В «Янтарьэнерго» Кирилл показал себя эффективным замом, и когда возникла идея по его назначению руководителем службы по тарифам, для нас эта была неожиданность и особой радости мы не испытали. В выходной день позвонил губернатор и спросил, что у меня с Юткиным. Я ответил, что он меня полностью устраивает.

Губернатор сказал, что есть предложение забрать его в правительство. Времени на принятие решения было немного. Единственное, что я сказал Юткину, что пока я возглавляю «Янтарьэнерго», ни одного обращения со стороны компании, которое  может привести к возможному конфликту интересов, не будет.

Если говорить о мировых соглашениях, которые сейчас заключаются, то и «Янтарьэнерго» в них уступает.

— Из-за чего у вас начался конфликт с Андреевой?

— Проблема как раз была в консолидации активов ФСК и миллиарде рублей. У неё была принципиальная позиция, что экономия, полученная от передачи сетей «Янтарьэнерго», не может оставаться в распоряжении компании в силу каких-то обстоятельств. Она максимально препятствовала получению компанией этих денег. Ничего личного в конфликте не было.

— Как Вы будете регулировать отношения с территориальными сетевыми организациями (ТСО) и консолидировать их активы?

— Для начала нужно понять, как вообще появились ТСО. Был период, когда «Янтарьэнерго» не строило энергообъекты при подключении нового заявителя, а просто определяло точку присоединения к существующим сетям. На то были разные причины. В те годы компания не имела возможности системно исполнять обязательства перед заявителями. При этом другие организации построили за это время более десяти высоковольтных подстанций.

Собственников такого имущества довольно много, но из них ТСО являются только 32 организации. Это те организации, которые имеют право получать деньги за передачу по своим сетям из тарифа. У нас в области шесть тысяч низковольтных трансформаторных подстанций, из них только четыре тысячи принадлежат «Янтарьэнерго». То имущество, которое нам готовы передать собственники, мы оформляем на свой баланс. Они на это идут, потому что не являются специализированными организациями, не имеют средств на содержание энергообъектов и квалифицированного персонала для их обслуживания.

Что касается тех, кто хочет продать, то здесь достаточно сложная процедура. Во-первых, нужно изыскать на приобретение деньги, во-вторых — пройти корпоративные процедуры. Решение принимается на уровне совета директоров «Россетей». Без него мы не имеем права ничего продавать и покупать, даже за рубль.

С этого года ужесточились критерии по получению статуса ТСО. Теперь организация должна иметь определённый набор оборудования и переводить напряжение с одного уровня на другой. Мы этой ситуацией воспользовались: из 32 у нас осталось 14 организаций, которые на следующий год смогут заявиться в службу по регулированию цен и тарифов. На 32 ТСО приходилось порядка 640 млн рублей выручки в год. С учётом уменьшения количества ТСО ожидаем значительного снижения их доли в тарифе.

Но недавно у нас появилась новая проблема — компания «ВЛ Калининград». Эта организация в своё время получила в собственность высоковольтные линии электропередачи от ТЭЦ-2. Удельная стоимость затрат по балансу составляет 1,7 млрд рублей. Сегодня есть решение суда, и потребителям могут включить в тариф затраты на амортизацию и эксплуатацию этих линий. Это более сотни миллионов рублей в год. И тут будет два варианта: либо этих денег лишится «Янтарьэнерго», и это может сказаться на надёжности, либо на эту сумму должен подняться тариф при том, что его рост ограничен. Губернатор проинформирован по этой ситуации, и готовится письмо в адрес премьера.

Мы, как могли, пытались предотвратить эту ситуацию. «Россети» два года вели переговоры, чтобы эти сети передать «Янтарьэнерго». Но диалога не получилось. По нашему заключению их имущество оценивается не в 1,7 млрд рублей, а не более чем в 1 млрд рублей.

— Как будете решать проблему с кадрами в свете строительства новых электростанций?

— Сегодня у нас заключены соглашения с вузами и средними специальными учебными заведениями. Создана специальная группа под нужды энергетиков в БФУ. Уже второй год подряд на наших объектах работает профильный студенческий отряд. Учреждены стипендии для обучающихся по профессии. Это даёт нам возможность принимать до 30 студентов в год. Но на перспективу этого не достаточно. Нужно порядка 1400 энергетиков. Основная проблема — в электромонтёрах. Поэтому мы открыли три школы: мастера, диспетчера, главного инженера. Сами учим и аттестовываем.

alt

Работаем и в направлении обеспечения социальными гарантиями работников. Ремонтируем за счёт профсоюзных отчислений санаторий «Энергетик» в Светлогорске. Помимо нас — ещё пять компаний-дочек «Россетей», причём некоторые из них богаче нас. Общие затраты — порядка 80 млн рублей. При этом одна из компаний отрасли тратит в год на путёвки сотрудников около 50 млн рублей. Мы им и предложили выкупить у нас квоту на четыре года и таким образом вернуть вложенные в ремонт деньги. Мы на себя взяли расходы в 25 млн рублей.

В своё время у меня рука не поднялась продать санаторий «Энергетик» за 20 млн рублей. Были оценка и решение совета директоров о продаже соседям, которые бы там построили жилой дом. Базу на Виштынце с пятью гектарами земли предлагалось продать за четыре млн рублей. Конечно, мы всё оставили себе по таким ценам. И будем развивать.

Интервью: Вадим Хлебников

Текст публикуется с литературными правками 

На правах рекламы

Нашли ошибку в тексте? Выделите мышью текст с ошибкой и нажмите [ctrl]+[enter]

Мы в социальных сетях

Архив новостей

« Март 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

© 2019 Информационно-аналитический портал Калининграда.
Учредитель ООО «Вымпел Медиа». Главный редактор: Чистякова Л.С.
Электронная почта: news@kgd.ru, телефон + 7 (4012) 507508.
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ No ФС77- 52832 от 08.02.2013г. Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Перепечатка информации возможна только с указанием активной гиперссылки.
Материалы в разделах «PR», «Новости бизнеса» и «Другие новости» публикуются на правах рекламы.

Телефон редакции: (4012) 507-508
Телефон рекламной службы: (4012) 507-307
 
Электронный адрес редакции: news@kgd.ru
Афиша: kaliningradafisha@gmail.com
Рекламный отдел: reklama@kgd.ru

Пользовательское соглашение Политика конфиденциальности

18+
Longus penis basis vitae est!Реклама на Калининград.Ru
Редакция
Форма обратной связи
Developed by Калининград.Ru