Дмитрий Чемакин: Руководители торговых сетей Калининградской области вынуждены сдерживать цены

01.12.2013 11:42 Интервью 12164
Дмитрий Чемакин: Руководители торговых сетей Калининградской области вынуждены сдерживать цены
Фото: Калининград.Ru

— Весной этого года правительство области проводило мониторинг цен на продукты питания. Тогда же вы сказали, что проанализируете данные поставщиков и ритейлеров по торговым наценкам. Что показал этот анализ?

— Формальный уровень наценки на основные продукты питания ниже среднего по области — порядка 15-25%. Другая сторона этого анализа осталась невыясненной — непрозрачный порядок входа в торговые сети и работа с поставщиками. Здесь ритейлеры не пошли на сотрудничество и не предоставили нам данные.

Но, тем не менее, мы наблюдаем позитивные тенденции. Малое приграничное перемещение и просто поездки наших граждан в Польшу — это элемент давления на цены. Какие бы правила ни устанавливали торговые сети, есть альтернатива приобретения на рынках. Месяц назад было проведено интересное исследование по магазинам «Квартал» и «Сосед». Руководители торговых сетей признались, что вынуждены сдерживать рост цен и снижать давление на вход в рынок именно из-за опасения снижения оборота. Косвенно это подтверждается. За 9-10 месяцев 2013 года мы имеем невысокие темпы формальной статистики роста розничной торговли.

В целом по итогам упомянутого исследования можно говорить, что тенденция давления на торговые сети продолжается. Я расцениваю её как положительную при условии, что она не переходит в нелегальную продажу продуктов питания. Здесь уже начинается наша работа с полицией и Роспотребнадзором. Минимум один раз в неделю эти органы проводят рейды на Центральном рынке, на улице Багратиона и других точках с целью выявления нелегальной торговли.

— Другой вопрос: как попадает эта нелегальная продукция на стихийные рынки Калининграда? На недавней пресс-конференции руководитель областной таможни Александр Кочнов не исключил, что его сотрудники берут взятки за ненормативный провоз продуктов питания.

— Я думаю, он расслабился, когда давал этот комментарий. Не буду оценивать внутреннее отношение к коррупции в таможне. На сегодняшний день массового ввоза продуктов в обход закона и реализации их через торговые сети в регионе я не наблюдаю. Повторюсь, тенденция давления на цены в результате действия МПП и возможность у наших граждан выбирать в целом есть. Такого рода возможность выбора повышает покупательскую способность населения.

— То есть вы считаете, что МПП с точки зрения экономики — это благо? Местные производители и ритейлеры так не думают. Помните, как они возмущались оттоком клиентов и даже просили перекрыть ввоз мясной продукции из Польши?

— Я считаю, что любая свобода, любая возможность, которая реализуется в рамках правил и законов, положительна. МПП не было направлено на приобретение продуктов, не было направлено на какие-то экономические факторы, для этого есть другие механизмы. МПП дало возможность жителям приграничных территорий обмениваться культурным наследием, поездками, туризмом.

Безусловно, частью этого обмена является торговая составляющая. Хорошо, когда есть свобода выбора, и после введения МПП у нас такая свобода расширилась. Давайте оценивать этот проект с точки зрения туризма, культурных связей между учителями, студентами, артистами, спортсменами. К сожалению, мы не уделяем внимание этому аспекту, предполагая, что МПП — возможность что-то приобрести. Цель у него была другая.

— Тем не менее, мы практически еженедельно видим новости, что в Бартошице, Бранево, Эльблонге и других приграничных городах собираются строить торговые центры, рассчитанные на калининградцев. Поляки видят в жителях нашего региона прежде всего источник дохода.

— Мы тоже хотим построить туристическую зону на побережье, построить промышленные парки. Мы хотим, чтобы к нам приезжали туристы, чтобы они также тратили деньги у нас. Это нормально ─ видеть в туристах гостей, которые будут тратить деньги. Для этого строятся променады, магазины, спортивные и культурные центры. Если бы в Гданьске не было развитой туристической инфраструктуры, то динамика туризма и приобретения потребительских товаров была бы значительно меньше.

Вообще вся эта тема уже крутится как вещь в себе. Когда-нибудь у неё закончится «батарейка». А она может закончиться, когда рост цен перейдет в иной диапазон, когда не будет резкой разницы в стоимости товаров в Калининградской области и Польше. Такая тенденция уже есть. Есть рост затрат по Еврозоне, а, значит, есть и рост цен.

В 2014 году фонды, поддерживающие вступление наших соседей в Евросоюз, начинают завершать финансирование, и экономические процессы наших соседей начнут работать на рыночной основе, а не только на принципах дотаций и субсидирования ЕС. Кроме того, внутри страны пока нет оснований для увеличения цен. Сырьевая составляющая в затратах не растёт так сильно, как в Польше. Я надеюсь, что с 2014 года мы будем смотреть на МПП как на культурную часть нашей жизни.

— Высказывается такая точка зрения, что поездки калининградцев в Польшу — это своеобразная форма протеста: против торговых наценок, против качества продукции. Как вы считаете, есть ли в этом утверждении доля истины?

— Безусловно, никакого протеста нет. Какой может быть протест в выражении выбора?! Это чисто экономический выбор, и работать с ним надо чисто экономическими методами. Например, расширять доступ производителей, минуя торговые сети, развивать рынки, ярмарки, фирменные магазины. Я думаю, что сети очень сильно почувствовали влияние МПП, и уже в этом году ассортимент, направленность и внутренняя структура закупок существенно изменились. Они изменились за счёт снижения непроизводственных расходов. Для того и существует конкуренция, чтобы «давить» на аппетиты торговых сетей, которые в какой-то степени являются монополистами.

— Недавно появилась информация, что польский производитель открыл мясоперерабатывающий завод на территории Калининградской области. На какой рынок они работают?

— На российский. Потенциально ─ это выход на рынок ЕС: Польши, Литвы и, возможно, Латвии. На рынке мясных продуктов в Калининградской области очень высокая конкуренция. Существуют и литовские компании, и российские, и польские. Но у нас ограничен потребительский рынок, поэтому войти в него с производством готовой продукции для внутреннего потребления — шаг очень непростой.

Сейчас рынок очень хорошо примет сырьевые составляющие, производство говядины, свинины, птицы. Этот рынок у нас крайне востребован, тем более с учётом 2016 года, когда производители должны будут перейти на сырьё российского производства или производства Таможенного Союза. Это одна из задач, которую обсуждал губернатор области в ходе недавнего российско-белорусского совета. Вложения наших белорусских коллег в сырьевую базу — частичное решение проблемы 2016 года для производителей сырья. На совете речь шла о птицефабриках, о бройлерах, рынке сырья. А рынок готовой продукции ограничен.

— В начале беседы вы сказали, что политика торговых сетей в части захода на рынок непрозрачна. В чём это проявляется?

— Механизм торговых сетей — это некая монополия. И здесь задача ФАС ─ обеспечивать исполнение законов. Наша задача — реализация программы по поддержке ярмарок и т.д. Кроме того, важна роль налоговой службы, которая должна следить за получением сверхприбылей. Наконец, должно происходить давление на цены с точки зрения потребительского рынка. Совокупность этих составляющих намного эффективнее, чем перетирание косточек и разговор с сетями на уровне: «А куда вы эти деньги отправляете? А почему у вас с этой компанией такой договор, а с этой — другой? Почему у вас товары этой компании стоят на втором прилавке, а этой — на третьем?» Это бизнес, с которым надо работать с точки зрения конкуренции.

— Как вы считаете, какой процент в конечной цене занимают вот эти теневые расходы, обеспечивающие присутствие производителя в торговой сети?

— Конечно, всё зависит от категории товаров. Я уверен, что после года работы МПП такая доля в продуктовом социальном наборе стала минимальна. Компании не заинтересованы в том, чтобы публично подтверждать лозунг: «От производителя до прилавка цена увеличивается в два раза». Такого, безусловно, нет.

На те товары, которые сравнивают с польским ассортиментом, эта доля составляет от 15 до 20%. По товарам не основного потребительского ассортимента — от трети до половины. Это затраты на приобретение, привоз, хранение, страховку, дистрибуцию, то есть затраты на элементы цивилизованной торговли. Цивилизованная торговля с гарантией, со всем комплексом услуг, которые сейчас предоставляются, безусловно, затратна.

В целом давить на сети, на сектор одежды и иных потребительских товаров непродовольственного характера через оценку торговых сетей — это глупо. Надо открывать внешние рынки в рамках цивилизованной торговли, тем более, что ассортимент такого рода продукции — некалининградский. Здесь стоит задача снижения издержек на границе и при сертификации, устранение нелегальных рынков.

— В 2007 году крупный шведский концерн «Икеа» объявил о планах по строительству магазина в Калининграде. Но позже они отказались от этой идеи, назвав главной причиной административные барьеры. Что тогда произошло?

— В то время я не контролировал этот процесс. Если сегодня они повторно заявят о своих намерениях, можно разобраться в ситуации, понять, были ли на самом деле эти административные барьеры. У меня сейчас есть сомнения с точки зрения обеспечения сбыта в условиях работы на внутреннем калининградском рынке. Надо анализировать, какой ассортимент и по каким ценам компания «Икеа» может предложить калининградцам. Я сам бываю в «Икее», но редко там что-то покупаю, потому что очень специфическая и целенаправленная продукция. На мой взгляд, им будет очень сложно найти внутреннего потребителя на те объёмы, которые они хотят реализовать. А выживут ли они при меньших объёмах — вопрос.

Время, когда они рассматривали заход на калининградский рынок, было более удачным. Это был докризисный период, и тогда мы наблюдали рост потребления. Сейчас экономическая ситуация изменилась. Но, повторюсь, если компания сейчас захочет прийти в Калининград, мы их приглашаем. Будем встречаться и публично отвечать на вопросы, какие административные барьеры помешали им прийти на наш рынок. На мой взгляд, сейчас этих барьеров стало меньше, хотя конкуренция на рынке очень высока.

О судостроительном заводе «Янтарь»

Завод стабильно выполняет планы по закладке и сдаче новых судов. Радует, точнее, дает уверенность закрепление предприятия в приоритетах развития «Объединённой судостроительной корпорации» и подтверждённая финансово программа модернизации производства. Завод «Янтарь», как и 33-й Судоремонтный завод, также входящий в ОСК, — это отраслеобразующее предприятие в Калининградской области. Нельзя иметь такую историю судостроения и судоремонта, как в области, быть на острие всех возможностей и не реализовывать их. Даже если мы значительно отстали в нулевые года от наших соседей.

Очевидно, что завод требует серьёзной модернизации, прежде всего оборудования, и это не один миллиард рублей. Руководство «Объединённой судостроительной корпорации» заявило, что будет модернизировать предприятие. Кроме того, мы ожидаем подтверждения заказов за пределами 2016-2017 годов, до этого момента завод обеспечен заказами. Уже сейчас мы заложили в ФЦП газификацию этого района, что позволит существенно, до 400 млн, снизить годовые издержки на газификацию через отопление верфей, через применение газа в производстве.

О развитии янтарной отрасли

2013 год для янтарной отрасли — это год перелома, приёма стратегически продуманных решений, которые в таком количестве не принимались никогда. Можно по-разному говорить о том, что продолжается незаконная торговля и другие негативные тенденции. Но нелегальная торговля снизилась минимум на 30%, максимум — на 50%. Этому способствовал целый фактор — скоординирована работа правоохранительных органов. УВД, ФСБ и другие структуры в едином взгляде посмотрели на эту проблему. В кодекс внесены изменения, предусматривающие конфискацию оборудования для нелегальной добычи, введён режим особо охраняемых природных территорий. Давление на нелегальный сектор существенно возросло.

Принципиален приход в отрасль инвестора, причём не просто «мешка с деньгами», а инвестора, который дорожит репутацией, который публично пообещал навести порядок в интересах государства и который не может потерпеть неудачу. Просто потому, что в этом случае репутационные издержки гораздо выше, чем финансовые. Я говорю о Ростехе ─ компании, которая обладает практикой по многим направлениям. Сейчас идёт формирование технического перевооружения, законодательства в сфере янтарной отрасли. У нас есть общая задача — увеличение внутренней переработки янтаря. Чтобы это было, надо модернизировать комбинат. Издержки и технологии, которые не изменялись с 19 века, не позволяют говорить об эффективно работающем производстве. Естественно, комбинат будет вкладываться в технологии добычи, в технологии обработки, в технологии переработки янтаря.

Второй немаловажный шаг — обеспечить внутренним сырьём местных производителей. Мы с комбинатом завершаем формирование перечня калининградских компаний, которые обладают производственными мощностями. Не просто заявляют о намерении производить или о намерении приобрести оборудование, а те, у кого уже есть производственные мощности.

О проекте автокластера

Этот проект имеет серьёзное значение для региона, но ему ещё надо помогать. Амбиции руководства «Автотора» требуют поддержки государства. Проект может ещё развиваться, увеличивать производство, но мы настаиваем на качественных изменениях, на углублении производства. Эти процессы требуют помощи и федеральных, и региональных властей. Когда «Автотор» подпишет контракты с производителями, мы будем говорить о содействии в строительстве жилого комплекса, подведении инфраструктуры, расширении развязок — это Советский проспект, улица Челнокова, Люблинское шоссе, выход на дорогу Светлый — Балтийск.

Один из вопросов, которые мы задавали компании, — привлечение специалистов. Понятно, что завтра не будет 20 заводов, десятков тысяч рабочих мест, это перспектива на ближайшие 5-10 лет. Но к 2016 году должны работать, как минимум, 2-3 завода по сборке, минимум 3-4 завода по производству компонентов. Только такие темпы развития позволят выполнить условия промышленной сборки. Безусловно, потребуются люди. Половину новых рабочих мест займут калининградцы, вторую половину компания собирается привлекать из двух составляющих — за счёт приезжих, в том числе бывших военных, и за счет бывших военнослужащих Балтийского флота. Только лишь за счёт свободных от трудовой занятости калининградцев этот проект реализовать невозможно.

Любовь Чистякова, главный редактор

Нашли ошибку в тексте? Выделите мышью текст с ошибкой и нажмите [ctrl]+[enter]

Комментарии

Обсуждайте новости Калининграда и области в наших социальных сетях

Архив новостей

« Январь 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

© 2019 Информационно-аналитический портал Калининграда.
Учредитель ООО «Вымпел Медиа». Главный редактор: Чистякова Л.С.
Электронная почта: news@kgd.ru, телефон + 7 (4012) 507508.
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ No ФС77- 52832 от 08.02.2013г. Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Перепечатка информации возможна только с указанием активной гиперссылки.
Материалы в разделах «PR», «Новости бизнеса» и «Другие новости» публикуются на правах рекламы.

Телефон редакции: (4012) 507-508
Телефон рекламной службы: (4012) 507-307
 
Электронный адрес редакции: news@kgd.ru
Афиша: kaliningradafisha@gmail.com
Рекламный отдел: reklama@kgd.ru

Пользовательское соглашение Политика конфиденциальности

18+
Longus penis basis vitae est!Реклама на Калининград.Ru
Редакция
Форма обратной связи
Developed by Калининград.Ru