Ректор КГТУ Владимир Волкогон о недостатках ЕГЭ, уровне образования студентов и реставрации главного корпуса

23.09.2013 17:44 Интервью 5383
Ректор КГТУ Владимир Волкогон о недостатках ЕГЭ, уровне образования студентов и реставрации главного корпуса
Фото: пресс-служба КГТУ

Владимир Алексеевич, сколько человек поступило к вам в этом году и какие направления оказались самыми популярными?

― В целом по комплексу поступило более 3 300 человек, из них 2 200 ― по программам высшего образования. В этом году нас порадовали результаты выполнения контрольных цифр приёма. Мы очень пессимистично были настроены, потому что в этом году самый большой демографический спад по выпускникам 11-х классов. Мы боялись, что будут какие-то провалы, но по морским направлениям вообще никаких проблем ― наоборот, и конкурс, и уровень по ЕГЭ выше, чем в прошлом году. И инженерные специальности по университету мы закрыли без всяких проблем.

Мы связываем это, прежде всего, с тем, что у нас создано управление профориентационной работы, практического обучения и содействия трудоустройству. Это управление работает по определённой системе круглый год, а не только когда начинается весна. Более того, это же управление у нас круглогодично работает по наращиванию взаимодействия со школами города, области, других регионов и даже стран, ведёт пропаганду (в хорошем смысле этого слова) профильности школьников.

По нашей концепции, чтобы ориентировать ребят по техническому, инженерному образованию, нужно опускаться до седьмых-восьмых классов, как минимум. Им нужно разъяснять, что если они выбирают своё профессиональное образование в рамках технического направления, то они в 8, 9, 10, 11 классах уже должны быть ориентированы на это и уделять больше внимания определённым предметам ― физике, математике, черчению, иностранному языку. Тогда они приходят более подготовленными, мотивированными, и дальше из них получаются хорошие профессионалы. Им легко вливаться в студенческий коллектив университета, потому что у нас очень много мероприятий по этим школам: ребятам разъясняют, как идёт обучение, с ними проводят различные конкурсы, спортивные мероприятия, организуют подготовительные группы.

Поэтому, конечно, на техническом, инженерном направлении наша задача ― взращивать школьников,

подхватывать их, нацеливать на обучение в университете, в академии именно где-то с седьмого-восьмого класса. Кстати, надо сказать, что многие зарубежные ведущие технические вузы придерживаются такой же политики.

Сколько выпускников трудоустраивается на сегодняшний день?

― На сегодняшний день, по нашим данным, по своей специальности у нас устраивается от 70 до 90 процентов, а по данным Центра занятости у нас показатель трудоустройства ― более 97%. Это очень хороший результат. Даже по маловостребованным специальностям сельскохозяйственного направления трудоустраивается больше 90% выпускников.

Кстати, как прошёл в этом году набор на сельскохозяйственные специальности? Набирается достаточное количество студентов?

― Контрольные цифры мы выполняем. «Договорников» на платной основе практически нет, потому что на сельскохозяйственные направления идут абитуриенты из области, из села, мотивированные именно на эту работу. Они просто заполняют бюджетные места. Мы понимаем и они понимают, что доходная часть их семей, конечно, низкая. Но получив это образование, они смогут у себя в селе и дальше развивать по их направлениям то, что им было привито в их семьях. Это и ветеринария, и агрономия, и почвоведение, и так далее.

Мы недавно были с министром сельского хозяйства в Полесском районе, где ваш выпускник занимается выращиванием картофеля по голландской технологии...

― У нас это молодые кафедры, да и само направление в общем-то молодое. Но у нас есть полная аналитика, кто из наших выпускников где работает. Практически весь спектр управления, идеологии, науки сельского хозяйства региона ― это примерно на 70% выпускники университета. На это направление привлечён профессорско-преподавательский состав высокого уровня, который даёт соответствующий результат.

Как вы оцениваете новую форму вступительных испытаний ― ЕГЭ? Насколько эффективной вы её считаете?

― Я знаю, что некоторые вузы делали свою проверку ЕГЭ, и в некоторых вопросах она оказывалась ниже указанной... Я вообще против крайностей. ЕГЭ не должно стать панацеей. Тому, что зачисление по результатам единых государственных экзаменов дало возможность в большей части уйти от коррупционной составляющей, в противовес можно поставить перестройку идеологии обучения в школах и школьных программ под натаскивание к ЕГЭ. Показатели ЕГЭ в школах отражались и на зарплатах и премиях преподавателей, и на финансировании школ. Вот этого допускать нельзя. Поэтому нужно смотреть то, что сейчас делает правительство и предлагает Минобразования вместе с учительским сообществом, и думать, как это трансформировать в более объективное, правильное русло. Главное, чтобы «благодаря» ЕГЭ школьники не переходили от творческого мышления к шаблонному.

На мой взгляд, ЕГЭ убивает простор мысли школьников, их развитие. Конечно, они вправе выбирать. Мы, например, бьёмся и ратуем за то, чтобы как можно больше сдавали ЕГЭ по физике, а в школьных программах последних лет физика сокращена и не считается приоритетной... Ну, если мы в стране ставим задачи развития, увеличения ВВП, то это можно сделать только за счёт обучения инженерным и даже техническим специальностям.

Введение ЕГЭ при поступлении в вузы убрало многие вопросы, но именно по системе обучения оно заставило школьного учителя заниматься натаскиванием, чтобы показать лучшие результаты. Конечно, это даёт возможность выпускнику поступать дальше, а учителю ― иметь лучшие показатели и, соответственно, получить материальное вознаграждение, а школе ― иметь большее финансирование.

Я правильно понимаю, что вы считаете, что часть вступительных испытаний не должна проводиться в форме ЕГЭ?

― Наверное, да. Можно было бы, например, оставить ЕГЭ по русскому и по математике. По остальным предметам нужно приучать школьников мыслить. Физику можно было бы отдать на вступительные испытания вузам. Конечно, это могло бы привести к возврату ситуации с коррупционной составляющей, как это было в некоторых вузах.

Но, наверное, надо в этом плане искать какую-то золотую середину, чтобы, с одной стороны, убрать коррупционные рычаги воздействия на необъективное зачисление, а с другой стороны ― не убивать творческое развитие по всем предметам во время школьного обучения и не убивать у учителя желания заниматься именно творческим преподаванием, а не натаскиванием. Вот, что я имею в виду.

Сегодня многие говорят, что уровень образования в стране падает. Вы можете с этим согласиться?

― Частично с этим можно согласиться, но всё познаётся в сравнении. Если падает в пропорциях между выпускниками школ или между школьниками, то можно так считать. Я вспоминаю 70-е, 80-е годы: из всех школьников, выпускников, учащихся вузов и сузов в том числе порядка 20-25% ― это способные, мотивированные, которые всё осваивают. Если говорить о вузах, на эту часть студентов нужно, конечно, делать ставку на развитие науки, на пополнение профессорско-преподавательского состава.

Если брать вузы и даже сузы, в советские времена до 30% не могли выполнить программы высшего и среднего профессионального образования. Они уходили на более низкий уровень, отчислялись... И была ещё «золотая середина», которая упиралась, старалась. До третьего-четвёртого курса сложно было разобраться, что из них получится в менеджменте, в экономике, в практике, но они нашли своё место: кто ― в среднем бизнесе, кто ― в производстве. Вот такой расклад.

Сказать, что сейчас образование падает... Скорее упала идеология воспитания и культуры. Совершенно другие технологии, совершенно другое познание, совершенно другие возможности самообразования. Говорить о том, что стали меньше читать книг и из-за этого у нас упало образование... ― Хорошо. Тогда если вернуться назад, то увидим, что книг читали больше, а информационных технологий самообразования вообще не было. Как это сочетать?

Время меняется, и понятие самообразования, уровня грамотности, образованности в каждый период истории своё. Но воспитание через литературу, в том числе классическую, на мой взгляд, заменить чем-либо сложно.

Сравнительно недавно произошло объединение КГТУ с БГА и рыбопромышленным колледжем. Какие цели ставились при проведении этой реорганизации?

― Вы ещё забыли, что у нас появился филиал в Санкт-Петербурге… Во-первых, чтобы три учебных заведения, находящихся в Калининграде ― колледж как среднее профессиональное образование, Балтийская государственная академия как вуз и университет как вуз ― выстраивали своё образование на единой идеологической площадке российского и отраслевого образования. Оно должно также строиться на единой идеологии и площадке воспитания молодёжи и на единой юридической площадке для перемещения обучающихся, для прохождения всех уровней подготовки внутри комплекса.

Кроме того, не секрет, что до объединения в колледже, в академии, в университете создавались и развивались параллельные дорогостоящие лаборатории, тренажёрные комплексы, чего можно было избежать. Сейчас развитие и создание таких лабораторий и тренажёрных комплексов полностью скоординировано, ведь любая дорогостоящая техника должна работать по максимуму.

Чтобы было понятно, учебно-тренировочное судно ― комплекс учебной подготовки морского колледжа ― работал три раза в неделю, аналогичный комплекс БГА тоже работал два-три раза в неделю. Где эффективность загруженности дорогостоящего и также очень дорогого в содержании оборудования? То же самое касается и учебных лабораторий. По государственным стандартам, например, по электротехническому направлению или по энергетике есть направления и в академии, и в университете, и в колледже. Объём практических занятий, например, составляет двести часов в год. А лаборатория может предоставить более тысячи образовательных услуг в году. Если университету надо только двести или академии двести, то зачем создавать параллельные лаборатории и развивать их? Можно на этих лабораториях обучать студентов, курсантов и академии, и университета, экономя при этом очень значительные средства.

То же самое ― специализированные информационные технологии, компьютерные программы. Мы сейчас создаём единую сеть с единой базой ― колледж, академия, университет и Санкт-Петербургский филиал КГТУ. Есть определённая концепция, сейчас мы значительные денежные средства приоритетно выделяем именно на это развитие, и результаты есть.

Когда у нас в регионе решался вопрос о создании федерального университета, изначально планировалось включить в эту структуру КГТУ и БГА. Но федеральные чиновники выступили против, обосновав это тем, что профильные вузы должны оставаться профильными. Считаете ли вы правильным такое решение?

― Вы знаете, когда мы в регионе коснулись этой проблемы ― объединения в единый университет под эгидой федерального университета всех вузов, и отраслевых в том числе, ― образовательное сообщество Калининграда и руководство БФУ им. И. Канта не совсем это одобряли, потому что больше не значит лучше.

Во-первых, это здоровая конкуренция. Конкуренция ― двигатель прогресса. Борьба за каждого абитуриента заставляет вузы, как федеральный университет, так и КГТУ, проявлять себя, агитировать, показывать на деле, чего мы стоим. Это первое. И второе: уже сейчас время показывает, что федеральный университет разработал свою концепцию и идёт программой, которая одобрена руководством, а Калининградский государственный технический университет вместе с Балтийской государственной академией объединился больше в инженерном направлении, отраслевой составляющей.

Надо сказать, что буквально только в последние годы правительство и президент страны опять обратили очень серьёзное внимание на инженерное образование. Перекоса в гуманитарную сторону в стране допускать нельзя, потому что всё развитие всё-таки идёт от инженерного образования.

Не могу не задать более бытовой вопрос, который очень сильно волнует общественность ― по поводу рекламы Сбербанка на крыше главного корпуса. Архитекторы и общественные деятели не находят в этом ничего страшного, а простые люди, горожане в большинстве своём считают, что эта реклама портит исторический вид здания. Как на ваш взгляд, действительно ли это так, и чем вы руководствовались, когда принимали такое решение?

― На вкус и цвет товарищей нет.

Если хотите моё мнение ― я считаю, что эта реклама, как минимум, великовата. Решение принималось ещё до моего назначения. Во всём мире много где был ― бывают и более нелепые рекламы.

Мы постарались за счёт этой рекламы как раз сохранить наше историческое здание и привести его в должное техническое состояние. Мне даже некоторые студенты высказывали: «А, Владимир Алексеевич, ничего Сбербанк не даст». ― Так вот, всё, что вы сейчас видите, всё, что сделано в этом году ― заменены все окна на пластиковые, заканчивается ремонт фасада, центральный вход приводится в историческое состояние, там будет определённая ковка, как в довоенное время, ― делается за счёт средств Сбербанка.

Более того, Сбербанк продолжил сейчас уже третий этап своего спонсорского участия в обучении военнослужащих Балтийского флота, которые собираются выходить на «гражданку», чтобы они имели возможность обучиться в Калининградском государственном техническом университете за средства Сбербанка. Мы получаем за счёт этого только дополнительные рабочие места и дополнительный заработок преподавателям. Это тоже увязано в единую концепцию.

Если так говорить ― хорошо, что люди реагируют. Но когда мне выражали своё недовольство, я говорил: «А когда вам на голову выпадают рамы, это хорошо?» У нас были такие случаи: из-за ветра выпадали рамы. Эта реклама простояла уже полтора года, и осталось по договору всего три с небольшим... Я не сторонник того, чтобы нарушать договорные условия. Тем более, что это дополнительные средства для университета, которые мы все, на сто процентов, используем именно для улучшения внешнего вида и сохранения исторического облика главного корпуса.

Моё мнение такое: постоит ещё три года, а потом, наверное, уже надо решать совместно с общественностью, быть этой рекламе здесь или нет. Но мы стараемся сделать всё, начиная от внешнего вида и заканчивая перспективами подсветки здания, чтобы минимизировать соизмеримость здания и этой рекламы.

Но я вот что ещё хочу сказать: когда на крыше долгие годы стояло «Слава КПСС», почему-то никто вопросов не задавал...

Сейчас, пока идёт реставрация исторического входа, студенты ходят в университет со стороны «Быков». Какой вход вы оставите для учащихся после ремонта?

― Сейчас уже составлена смета входа со стороны «Быков». Мы если не до конца года, то в первом квартале (денежные средства уже саккумулированы опять же за счёт Сбербанка) будем делать там вход. И мы планируем, что для студентов основным будет вход со стороны «Быков». Мы сделаем его красиво, достойно, информационно. И мы хотим, чтобы этот сквер тоже стал студенческим.

― Планируется ли в ближайшее время ремонт остальных корпусов КГТУ, БГА и рыбопромышленного колледжа?

― Он постоянно идёт. Мы сделали ремонт на четвёртом этаже главного корпуса. На ул. Профессора Баранова отремонтировали все гадюшники с выгородками, с ободранными лестницами. И это не потому, что мы готовимся к столетию рыбохозяйственного образования. Просто нужно через это воспитывать молодёжь. Мы должны себя уважать, уважать студентов и приходить в нормальные, чистые, эстетически хорошие условия. Пусть там не будет чего-то богатого, но там должно быть чисто, современно и уютно.

Кроме того, мы приняли решение, что в течение трёх-максимум четырёх лет мы должны привести все три общежития КГТУ и два общежития академии если не в идеальное, то в хорошее состояние в отличие от состояния советских времён, в котором они сейчас находятся.

Уже в этом году мы провели капитальный ремонт трёх этажей (в каждом корпусе по этажу) с ремонтом санблоков и заменой дверей. Кроме того, мы, конечно, постоянно думаем о студентах. При этих общежитиях мы выделили сейчас помещения, которые ремонтируются, под так называемый студенческий клуб, где будут проходить репетиции наших квнщиков, где будет функционировать фотоклуб, где будет собираться студенческое самоуправление и помогать нам в воспитательной, идеологической работе, где они будут вырабатывать просьбы и претензии к нам, на которые мы будем реагировать.

И ещё, если говорить о глобальных стройках, представленных по федеральной целевой программе, которая сейчас не до конца утверждена, то планируется пристройка к зданию на ул. Профессора Баранова. По ней уже полностью готов рабочий проект со всеми согласованиями. Также запланировано строительство бассейна при Калининградском морском рыбопромышленном колледже. Пока вопрос выделения денежных средств решается.

И приоритетное направление ― вопрос информатизации, компьютеризации. По сравнению с 2011 годом мы выделили на эти цели в десятки раз больше денежных средств.

Нашли ошибку в тексте? Выделите мышью текст с ошибкой и нажмите [ctrl]+[enter]

Комментарии

Обсуждайте новости Калининграда и области в наших социальных сетях

Архив новостей

« Апрель 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Видео

© 2019 Информационно-аналитический портал Калининграда.
Учредитель ООО «Вымпел Медиа». Главный редактор: Чистякова Л.С.
Электронная почта: news@kgd.ru, телефон + 7 (4012) 507508.
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ No ФС77- 52832 от 08.02.2013г. Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Перепечатка информации возможна только с указанием активной гиперссылки.
Материалы в разделах «PR», «Новости бизнеса» и «Другие новости» публикуются на правах рекламы.

Телефон редакции: (4012) 507-508
Телефон рекламной службы: (4012) 507-307
 
Электронный адрес редакции: news@kgd.ru
Афиша: kaliningradafisha@gmail.com
Рекламный отдел: reklama@kgd.ru

Пользовательское соглашение Политика конфиденциальности

18+
Longus penis basis vitae est!Реклама на Калининград.Ru
Редакция
Обратная связь
Developed by Калининград.Ru