«Подземный город, тоннель к Балтийской косе и современная работа искателя»: Авенир Овсянов о городских легендах

16.08.2013 09:49 Интервью 30145 65

Некоторые верят в существование подземного хода от Балтийска до косы, другие — в путь под Преголей. Для того, чтобы подтвердить или опровергнуть эти городские истории, корреспондент Калининград.Ru побеседовал с человеком, который более сорока лет исследует подземелья области — главным региональным экспертом научно-производственного центра по охране памятников Авениром Овсяновым.

— Авенир Петрович, начнём с главного: подземный Кёнигсберг — миф или реальность?

— Я бы ответил, что это одновременно и легенда, и реальность. Есть многочисленные непроверенные данные, и есть реальные подземные сооружения. Источником легенд являются первые книги наших писателей детективного жанра, которые создали свои произведения сразу после войны. События в них обычно разворачивались в подземельях, тоннелях, с помощью которых люди проходили под Преголей. Эти книги породили у людей представление, что под Кёнигсбергом находится ещё один город.

Во-вторых, переселенцы зачастую приезжали сюда из глухих деревень, дальних уголков Советского Союза. Они никогда не видели подземных убежищ, фортов. Поэтому понятие «подземное» у них было несколько иное. Например, форт — он стоит на поверхности, но покрыт землёй. Отсюда у людей сложилось впечатление, что это подземное сооружение. После войны приезжие видели много убежищ на территории города, их оголовки, которые и сейчас есть. И, конечно, у людей сложилось мнение, что под ними существует подземный город.

Ещё было большое количество ясновидящих, биоэнергетиков, которые с помощью рамок, качающихся шариков и других приспособлений, предсказывали большое подземное хозяйство, тоннели. Даже современные учёные иногда выдвигают подобные теории. Например, доктор наук Кулаков в своей книге на полном серьёзе пишет, что во время раскопок на территории Королевского замка обнаружили локальный подземный ход. И он говорит о том, что не исключает, что этот ход ведёт под дном Преголи, и прихожане могли из замка попадать в Кафедральный собор на службу. Есть также люди, которые верят, что существует тоннель между Балтийском и косой.

Все эти данные легко опровергаются. Если бы по косе шла асфальтированная дорога, то можно было бы предположить, что под проливом идут тоннели. Но на косе грунтовая дорога с глубокими колеями. Ну какой может быть тоннель ради грунтовой дороги? Во-вторых, коса — это живой организм. Она — дитя природы. С одной стороны наступает море, а на залив — песок.

Она движется, перемещается. Люди понимали это и раньше. Тем более под косой находятся и плывуны, и сапропель, и увлажнённые грунты. Как в средневековье могли построить тоннель в увлажнённых грунтах? Даже сейчас метро в Москве строят с огромным трудом. Ведь и там попадаются подземные воды, которые предварительно замораживают, цементируют или могут сначала обработать жидким стеклом, сделать его твёрдым. А как это делать в плывунах при той технике, которая была раньше? Поэтому наличие тоннеля я начисто отрицаю.

Опять же — как может существовать подземный ход от Королевского замка до Кафедрального собора, если остров — это пойма Преголи? Там идут торфы, увлажнённый грунт. И как в средневековье могли построить подземные тоннели в такой почве? И как прихожане могли спускаться с горы, с высоты замка, при свете факелов или в кромешной темноте под дно реки, а потом подниматься на остров? Это, конечно, миф.

Я считаю, что все эти разговоры о подземном городе, подводные лодки под Кёнигсбергом и огромные полости — это легенды. Хочу сказать, что местность-то наша — равнинная. Течение Преголи совсем незаметно, оно медленное. Кроме того, здесь очень большой слой рыхлых осадочных горных пород и около 30 водоносных горизонтов, что вообще исключает какое-то подземное строительство. Но в то же время я не исключаю, что в местах, где низкий уровень грунтовых вод, очень много убежищ и подземных складов. Но это всё в пределах нормы, это не тот подземный город, о котором гласит народная молва.

— То есть многочисленные подземные сооружения для Кёнигсберга — норма?

— Я знаю, что практически под каждым зданием было бомбоубежище. В начале 90-х мы обнаружили подземный ход на Ленинском проспекте, в районе остановки у памятника «Мать-Россия». В этом месте работал кран и вдруг он ушёл под землю — осел, только стрела торчит. Работы были приостановлены, и меня пригласили к этому пролому.

Там мы обнаружили целый лабиринт, подземные ходы. Спустились и увидели на уровне плеча по периметру всего пути бронированные вентиляционные отверстия. Через метров пятьдесят нашли поворот направо и вход с противопульной дверью. Вошли внутрь, а там со всех сторон ходы закрыты кирпичными стенками. Повернули дальше и увидели колодец. Казалось, что нашли подземный город.

Но, во-первых, все стены были отделаны сборным железобетоном, а этот материал появился в 40-е годы ХХ века, значит, это современность. Во-вторых, толщина грунта над этим сооружением была всего 70 сантиметров. И когда я провёл анализ, понял, что этот и другие ходы были сделаны после бомбёжки англо-американской авиацией в августе 1944 года. Тогда была ковровая бомбёжка, и выходы из убежищ под зданиями засыпались.

Дома рушились, и люди погибали. В преддверии будущего штурма немцы делали выходы из убежищ. Но почему вот такая система — построено в виде квадратов? Это тоже продумано — для ведения подземного боя. Чтобы не было сквозного прострела. Кроме того, оказалось, что русские здесь уже были: мы нашли советские консервные банки и бутылки. У меня ещё есть выписка из архива, что после бомбёжки убежища в домах соединялись друг с другом.

— Среди горожан также ходит молва, что существовали такие бомбоубежища, в которых можно было прожить несколько лет, это действительно так?

— Да, были бомбоубежища и довольно комфортабельные. Там были и нары, и запасы топлива, и продукты. Но, конечно, в них можно было жить недолго — до месяца. Это в случае, если было завалено здание сверху. Они и сейчас существуют, эти убежища, в случае войны они могут быть использованы гражданским населением для временного пребывания.

— Поговорим о главной тайне региона — Янтарной комнате. Сколько раз вы «подбирались» к ней?

— Подходов было очень много. Несколько раз мы были уверены на 100%, что нашли эти ценности. Когда начиналась моя поисковая деятельность, после академии, меня вызвал начальник училища, в котором я преподавал, и познакомил с девушкой — Куриловой Ириной Михайловной. Она рассказала мне о том, что в городе работает секретная экспедиция по поиску культурных ценностей, и им нужна консультация фортификатора по одному объекту. Мы поехали в Балтийск. Там в цитадели одному матросу приказали пробить стену, чтобы поставить пробку и повесить щит. Из отверстия, которое он пробил, посыпался песок, дыру расширили и песок хлынул лавиной.

Позвали экспертов — думали, что там Янтарная комната. Когда я пришёл, матросы песок носилками выносили во двор, и я увидел, что за пробитой стеной есть ещё одна, сделанная явно наспех и давно. На полу я увидел слив для воды, а на потолке залеплённое отверстие. И тогда я вспомнил, что в конце XIX века форты укреплялись как раз строительством второй стены со стороны моря, чтобы выдержать удары новых снарядов. А между стенами намывался песок. Так я развенчал первую в своей жизни теорию о найденной Янтарной комнате.

Ещё один случай был, когда мы на 100% были уверены, что нашли комнату. Он случился позднее. Тогда я уже работал в этой секретной экспедиции внештатным консультантом. На Ленинском проспекте раньше были немецкие магазины «Кепа» и «Тефака». Один гражданин Германии написал мне письмо, в котором утверждал, что он в 1944 году перевозил ящики из Королевского замка во двор этих магазинов. Он сказал, что во дворе была шахта, в которую и опускались эти ящики под магазин «Кепа». Решив эту версию проверить, мы пригласили немца, но он отказался приезжать, побоялся, так как был солдатом германской армии.

Мы с экспедицией объяснили всё владельцам этого дома, нас правильно поняли, и мы решили посреди этой комнаты пробурить отверстие, чтобы найти бункер. И нашли — в самом центре комнаты. Так нам казалось, потому что, пробурив пол, мы нашли бетонное основание, покрытое дёгтем. Потом добрались до арматуры. Сомнений не было, что мы нашли бункер с культурными ценностями. Но потом я вспомнил, что мы на радостях забыли основное правило искателя: если обнаружил подземную аномалию, очерти её границы. А мы сосредоточились только на этом месте. И я решил это сделать и обнаружил, что мы упёрлись не в бункер, а в фундамент этого каркасного здания, который шёл в виде лент под землёй.

— Во время экспедиций вы находили ценные артефакты?

— Конечно. Мы же искали не только Янтарную комнату, вопрос стоял о поиске культурных ценностей вообще. Во Второй мировой войне Россия утратила очень и очень много. Видите эти корешки книг? Вот здесь у меня есть 35 томов каталога с перечнем того, что было потеряно, но это далеко не всё — всего 50 томов. В последние годы мы работали в зоне госграницы. Однажды ко мне в кабинет пришли два немца в возрасте далеко за 80. Они были бывшими офицерами германской армии и рассказали мне, что 25 марта 1945 года после взятия Хайлигенбайля (Мамоново) они капитулировали.

Но перед этим им поступила команда о том, что все предметы, предоставляющие какую-то ценность, надо прятать. Копать времени не было, и они всё сбрасывали в траншеи, землянки, а потом обрушали их. А там были и образцы оружия, и сейфы, архивы, казна. На мои просьбы представиться или оставить адрес немцы ответили молчанием, только показали на карте, где именно происходили эти действия.

Оказалось, что они были правы. В этом районе мы нашли около десяти тысяч экспонатов: и предметы быта, и оружие, и архивы верховного командования, и радиостанции. Всё это я сдавал по актам в музеи города и области.

— И сейчас находят?

— Сейчас наступила сложная пора в поисковой работе — выяснилось, что нужна правовая основа. По археологии есть законы, правила и по эксгумации воинов тоже есть. А по поиску ценностей, как оказалось, законов нет. И теперь эта работа ведётся очень изящно: версии поступают по-прежнему ко мне, я отправляю их в Балтийское управление министерства культуры. От них версии попадают в министерство культуры области, в музеи, в службу охраны памятников. Они передают их моему директору, а он — мне.

То есть от меня уходит один листочек, а возвращается ко мне папочка с резолюциями: «Разобраться и доложить». Если я много лет занимался проверкой версий один и делал это за несколько дней, сейчас это занимает около месяца. И ни у кого мысли нет, что это идиотизм высшей степени. Вот пытаются в Москву писать, чтобы создали опять поисковую группу, как раньше была. Но в Москве молчат, видимо, думают, что это можно решить на региональном уровне.

— Вернёмся к Янтарной комнате. Вы верите в то, что она хранится на территории Калининградской области?

— Я категорически отрицаю версии, опубликованные в тоннах литературы о Янтарной комнате. Некоторые утверждают, что было сорок-тридцать ящиков янтаря из Королевского замка. Дело в том, что комнату разрушали ещё в Екатерининском дворце. Наши музейные работники, когда услышали гром пушек на окраине Пушкина, пытались подручными средствами её разобрать. Но она не была мобильной, а была намертво прикреплена к стенам. И когда музейные работники пытались её отодрать, был нанесён первый ущерб. Видя, что они не могут спасти ценности, работники замка их прикрыли и уехали в Ленинград.

Потом пришли немцы, где-то около трёх недель ценности были без присмотра. И солдаты тоже пытались что-то отковырять на сувениры. Это безобразие прекратилось, когда пришли два немецких научных сотрудника. Они решили разобрать Янтарную комнату, привлекли для этой работы солдат. Тогда тоже был нанесён немалый ущерб — целые пласты янтарной мозаики падали на пол. Итак, её разобрали, камень сложили в ящики и отправили в Ригу. По пути она тоже подвергалась разграблению.

Так что, когда комнату перевезли в Кёнигсберг осенью 1941 года, она уже была сильно повреждена. К тому же как раз в 1941-м наступал срок её реставрации. В Королевском замке её фрагментарно собирали, янтарь сыпался от старости. В 1944 году, после бомбёжки англо-американской авиацией, доктор Родэ доносил в Берлин о потерях Королевского замка. В этом отчёте было сказано, что Янтарная комната не пострадала за исключением шести цокольных пластинок. Но это слово можно перевести и как панели, и тогда ситуация приобретает более масштабный оборот.

Так что то, когда её снова решили вывозить и уложили в ящики, это уже были жалкие остатки комнаты, которую изначально подарили русским. Как и все культурные богатства, её, вероятно, вывозили частями. И я не исключаю, что остатки мозаики находятся в разных российских, польских или немецких городах. Может быть, она лежит в земле, ведь в спешке могли зарыть куда угодно, в любой бугор. Но если она лежит в условиях переменной влажности, то мы можем найти только россыпи янтарной мозаики, без панелей.

Ключевые слова: история, Кёнигсберг.
Нашли ошибку в тексте? Выделите мышью текст с ошибкой и нажмите [ctrl]+[enter]

Мы в социальных сетях

Архив новостей

« Декабрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

© 2018 Калининград.Ru. Информационно-аналитический портал Калининграда.
Учредитель ООО «Вымпел Медиа». Главный редактор: Чистякова Л.С.
Электронная почта: news@kgd.ru, телефон + 7 (4012) 507508.
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ No ФС77- 52832 от 08.02.2013г. Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Перепечатка информации возможна только с указанием активной гиперссылки.

Телефон редакции: (4012) 507-508
Телефон рекламной службы: (4012) 507-307
 
Материалы в разделах «PR», «Новости бизнеса» и «Другие новости» публикуются на правах рекламы.

18+
Longus penis basis vitae est!Реклама на Калининград.Ru
Редакция
Форма обратной связи
Developed by Yaroslav Gaevoy