Владимир Зарудный о сельском туризме, ВТО, фермерских рынках и племенных тёлках из США

29.09.2012 09:28 Интервью 4356 9
Владимир Зарудный о сельском туризме, ВТО, фермерских рынках и племенных тёлках из США
Фото: Калининград.Ru

Министр сельского хозяйства региона Владимир Зарудный рассказал в интервью корреспонденту Калининград.Ru о том, что нужно делать, чтобы сельхозугодия использовались по назначению, как можно остановить миграцию молодёжи из села, почему региональные власти закупили племенных тёлок в США, а также о плюсах и минусах ВТО и какую роль может сыграть развитие сельского туризма в планах привлечь в Калининградскую область 7 млн гостей.

О «голых» сельхозугодьях и успехах отдельных районов

― Несмотря на повышенное в последнее время внимание властей к сельскому хозяйству большое количество земель в регионе по-прежнему остаётся неосвоенным. Какие процессы необходимы Калининградской области или стране в целом, чтобы наши земли начали приобретать вид земель, скажем, в той же соседней Польше?

― Это, наверное, самый главный и самый актуальный вопрос для нашего сельского хозяйства ― вопрос земельных отношений. У нас действительно 735 тысяч га земель сельхозназначения, и обрабатывается лишь 59% пашни.

Вот что с этим связано: из 735 тысяч га примерно половина ― это пастбища, и поскольку поголовье скота с девяностых годов уменьшилось в семь раз ― с 400 тысяч голов до 60 ― то, соответственно, и пастбища перестали быть востребованными и начали зарастать. В настоящий момент мы реализуем проект мясного скотоводства. Этот проект даст нам не только мясо, не только говядину по разумным ценам, но и возможность приобретения племенного скота мясных пород, что плодотворно скажется на наших пастбищах. Использовать пастбища ― это одно из направлений вовлечения земель в оборот.

Второе направление ― использовать, собственно, всю доступную пашню. Более 70% всей пашни Калининградской области находится в частных руках. Но проблема заключается не в том, чтобы, как мы в России любим, наказать, изъять, воздействовать, принять меры… Мне кажется, задача ― найти возможность сделать так, чтобы людям было интересно использовать эту пашню по прямому назначению. Не просто как инструмент земельных спекуляций, как инструмент финансового вложения, которое прирастает и дорожает с каждым годом, а именно как основное средство производства.

И для этого сделано немало, но ещё многое остаётся сделать. Что сделано? ― Во-первых, проведена работа с крупнейшими собственниками земли, и большая часть земельных участков крупных собственников либо передана в аренду, либо самостоятельно используется. Но передана в аренду ― это не значит, что используется прямо сейчас: ведётся подготовка к использованию этих земель в весенней посевной кампании 2013 года и в озимый сев текущего года.

Те земли, которые разбросаны «по рукам» и находятся в мелких долях, приобретаются правительством Калининградской области и частными инвесторами. Так, компания «Мираторг» собрала на вторичном рынке около семи тысяч гектаров земли, и вся эта земля вводится в оборот.

Но главная проблема состоит в том, что использование пашни становится рентабельным, когда участок превышает 200 га, а средний размер участка у нас ― 11-14 га. То есть неразумное крушение колхозов-совхозов и дробление земельных массивов на маленькие паи привело к тому, что средний пай стал нерентабельным. А это значит, что почти вся земля оказалась нерентабельной. Консолидировать эти земельные паи, выделить их, получить правоустанавливающие документы на землю и запустить эту землю в оборот ― очень дорогой и небыстрый процесс. Но мы приняли региональную программу, которая рассчитана на пять лет, и по её итогам должно быть введено в оборот 75% всей пашни. Реализация программы идёт успешно: в прошлом году мы ввели в оборот 21 тысячу га земель в оборот, в этом году показатель будет больше примерно в два раза (около 40 тысяч га). И я скажу, что любой человек, выйдя за пределы города Калининграда, может это увидеть, что называется, своими глазами.

Это не значит, что проблема решена ― это значит, что наметились положительные шаги по реализации этой задачи. У нас большие проблемы связаны с Зеленоградским и Багратионовским районами. Когда мы едем в аэропорт, на море или в Мамоново, мы видим тысячи гектаров зарастающих земель, но и на эти земли приходят инвесторы, и надеюсь, уже в следующем году будут перемены к лучшему.

Тем не менее, крайне сложно, а, может быть, и невозможно принуждать людей обрабатывать земли. Но создать условия, когда землю будет обрабатывать рентабельно, можно, и мы этим занимаемся.

― Ну, вот вы говорите, нужно сделать так, чтобы людям было интересно использовать земли по назначению. А как это можно сделать?

― Мы возмещаем часть затрат по вводу земель в оборот. Мы выплачиваем 2,5 тысячи рублей на гектар залежной земли (это примерно 10% от прямых затрат), если она обработана, распахана и засеяна, то есть если реализован полный цикл хозяйственного оборота.

― В каких районах нашей области, на ваш взгляд, наиболее развито сельское хозяйство?

― Надо начать с того, что такое сельское хозяйство. Сельское хозяйство ― это показатель предпринимательского начала населения. Если население считает, что заниматься сельским хозяйством выгодно и интересно, то это сразу видно и ощущается. Если неинтересно, то индикатор ― это зарастающие поля.

Неравномерно используются земли, и неравномерно размещены объекты сельхозпроизводства по территории Калининградской области. На востоке у нас показатели лучше. Нестеровский район ― передовик: почти вся земля обрабатывается, используются и пастбища, и пашни; Краснознаменский район шагнул вперёд, там значительный прирост ― за один год было введено в оборот более десяти тысяч гектаров. Очень хорошо шагнул вперёд Озёрский район благодаря программе мясного скотоводства и другим инвестиционным проектам, реализуемым в районе. Неплохо себя показывает Гурьевский район, но здесь всё осложняется тем, что многие обеспеченные горожане прикупили участки земель сельхозназначения и просто держат их как активы, ожидая роста цены. Но они не теряют надежды либо перевести их в земли поселений, либо продать под строительство как промышленные земли. Но здесь мы подходим очень жёстко: земли сельхозназначения должны использоваться по назначению. Мы категорически против перевода земель из сельхозназначения в земли поселений или промышленные и идём на это лишь в крайних случаях и при наличии серьёзных обоснований.

Неплохо показывает себя Гусевский район, очень сильно они продвинулись за последний год, много пашни ввели в оборот. Хорошо развивается Правдинский район за счёт важного проекта по животноводству ― «Правдинское свинопроизводство», за счёт компании «Новое поле», которая реализует инвестиционные проекты на территории района, а также за счёт неплохого молочного поголовья.

Хорошо себя также показывает Гвардейский район: хуже в животноводстве, лучше ― в растениеводстве. Хорошие показатели у них по урожайности. Славский район традиционно богат поголовьем скота в личных подсобных хозяйствах: почти половина молока, производимого в ЛПХ, производится в Славском районе. Там традиции мясопереработки, молочного скотоводства... Мы очень рады, что именно там развивается мелкое предпринимательство.

Но большие вопросы по Зеленоградскому району, где практически не осталось скота. Вот у меня сводка: ноль коров в сельхозпредприятиях. Это крайне недопустимо, ведь Зеленоградский район ― это не тонкий кусочек земли рядом с морем, а большие массивы земель… И Багратионовский район. Что там греха таить ― пожалуйста, прокатитесь и увидите зарастающие саванны. Вот с ними мы и работаем.

В первую очередь были приняты сложные решения, в том числе и кадровые. Губернатор выступил с жёсткой критикой в наш адрес и в адрес районных сельхозуправлений, и она обоснованна. Два руководителя районных органов АПК были освобождены от занимаемой должности. Мы плотно работаем над привлечением инвесторов в эти два района. Это же наша визитная карточка: с одной стороны, в районы приезжают туристы (Зеленоградский район), с другой стороны, это наши ворота в Евросоюз (Багратионовский район), и, конечно, первое впечатление формирует общее настроение...

О сельском туризме и «неусидчивой» молодёжи

― Кстати, по поводу туризма. В новой стратегии развития региона он определён в качестве основного направления, и в частности было выдвинуто предложение развивать сельский туризм. Насколько удачной вы считаете эту идею, и насколько эффективной она может быть для привлечения в регион семи миллионов туристов? Можете предсказать какую-то долю, которую сможет «взять на себя» сельский туризм?

― Ну, я не предсказатель, я лишь выскажу своё мнение. На мой взгляд, туристическая привлекательность региона феноменальна относительно других регионов Российской Федерации. Вообще туристы ― это некая абстракция. Существует масса людей, которым Калининградская область может быть интересна с точки зрения отдыха, работы, культурных мероприятий, презентаций, пересадочной станции, чтобы двигаться дальше. На мой взгляд, наши водные ресурсы, реки, каналы, изумительная по своей красоте природа, история ― всё это, конечно, притягивает людей.

Но для того, чтобы это действительно стало мощным магнитом для жителей не только Российской Федерации, но и иностранных государств, необходимо обеспечить инфраструктуру. Допустим, мы говорим о том, насколько привлекательно путешествовать по Калининградской области на катере или яхте. Это действительно чудесно, но заправить яхту пока негде, нет стоянок, нет яхтенных марин, нет аварийной радиочастоты, выйдя на которую, можно быть уверенным в том, что к тебе подъедет катер помощи, пока ещё негде переночевать. И вот здесь развитие туристической водной логистики сочетается с развитием сельского туризма. Это усадьбы, маленькие ресторанчики, маленькие цеха по производству яблочного сидра или просто домашних пирогов и снеди, домашняя кухня… Такой зажиточный сельский вариант ― вот в это я очень верю.

Насчёт количественных показателей ― мне кажется, наш проект по модернизации аэропорта, по привлечению нескольких авиационных дискаунтеров, хорошая стыковка рейсов, которые позволят направить туристический поток, допустим, не только через Москву как крупный перегруженный хаб, но и через Калининградскую область, привлекательность цен на топливо для операторов авиакомпаний (возможность заправляться авиационным керосином по нашим ценам) ― всё это может создать большой устойчивый транзитный поток пассажиров. А где потоки, там и инвестиции.

Наше преимущество ― не в тёплом море, не в наших шикарных пляжах (хотя и это тоже достоинство), а в том, что мы как форпост России первыми получаем туристические, сервисные, торговые технологии, находясь в центре Европы. Мы более мобильны. Мы ― компактная область, и здесь можно в обозримом будущем произвести значительные перемены к лучшему. Мы более моторны: у нас размещено большое количество современных предприятий. Как площадка для встреч Запада и Востока, России и иностранцев, для ворот в мировой рынок и в объединённый рынок Россия ― Белоруссия – Казахстан, мы находимся в уникальном положении.

Шесть, семь, десять или сто миллионов ― это категории, для меня абстрактные: я их не чувствую. Но я знаю, что человек, побывавший в Калининградской области, хочет приехать сюда снова. И помочь ему сделать такой выбор ― наша задача.

― А сейчас вам известны какие-нибудь объекты сельского туризма у нас в области?

― Да, очень много в Полесском районе, гостевые дома в Нестеровском районе. Это такой «камерный» вид туризма. У этих гостиниц или гостевых домов нет баннеров, нет интернет-сайтов, нет букинг-офисов, но люди их знают и любят, передают эти адреса из уст в уста… Есть прекрасные места, где можно отдохнуть с семьёй, справить свадьбу, провести медовый месяц, просто порыбачить и поохотиться… Таких гостевых домов, я думаю, около пятидесяти-шестидесяти по области уже имеется. Лидер ― Полесский район, там энтузиасты этого дела.

― В стратегии в качестве одной из проблем указана миграция молодёжи из села в город. Какие меры планируется предпринимать, чтобы препятствовать этому процессу?

― Этот процесс обоюдно направленный: с одной стороны, ― урбанизация, с другой стороны, ― деурбанизация. Какими методами бороться? ― Только экономическими. Молодому человеку, девушке надо встать на ноги, надо жить самостоятельной жизнью. И как бы мы ни отводили глаза от темы денег и материального достатка, в конце концов, мы все, прежде всего, должны обеспечивать благосостояние своих семей.

Создание рабочих мест на селе, модернизация социальной инфраструктуры, создание полноценных, качественных условий проживания ― вот те стимулы, которые могут завлечь молодого человека или девушку в сельскую местность или удержать на месте.

Я хочу обратить внимание на стоимость жилья в сельской местности и в городе. Возьмём, к примеру, молодого человека, который окончил институт или техникум, или просто школу. Сколько лет и где надо работать, чтобы заработать на квартиру (считаем, что родители не помогают)? Этот вопрос ставит в тупик десятки тысяч молодых людей, которые решают жилищный вопрос. Даже если стоимость жилья ― 35 тысяч за квадратный метр (чего уже нет), сколько надо зарабатывать, чтобы купить себе однокомнатную квартиру за два миллиона? Десять лет не пить, не есть?

Это очень трудно, учитывая высокие тарифы банков, высокие процентные ставки при ипотеке и так далее. Но другая ситуация ― сельская местность. Существует программа соцразвития села, существуют программы софинансирования жилья для молодых специалистов, да и вообще само жильё дешевле. И для нашей компактной области вполне приемлемо жить в сельской местности и, имея автомобиль, ездить на работу в город, а ещё лучше ― работать поблизости на промышленных предприятиях, фермах или других объектах, которые там расположены. Поэтому когда мы приглашаем инвесторов, мы стараемся разместить их в удалённых регионах, там, откуда крайне трудно ездить каждый день на работу. И создание таких крупных структурообразующих промышленных предприятий и есть решение этой проблемы.

Кроме того, появление нескольких крупных предприятий создаёт конкуренцию на рынке труда, что мы можем наблюдать на рынке мясопереработки. Посмотрите, сколько заводов строится… В Славском районе в сентябре-октябре будет вводиться завод мощностью 400 тонн мясной продукции в месяц. В Правдинском районе в сентябре-октябре будет вводиться завод мощностью более 1 800 тонн в месяц. В Зеленоградском районе «Сибирский деликатес» уже начал работать (1 500 тонн в месяц), «Конкордия» восстановилась… «Калининградский деликатес» расширяется, мясокомбинат на Аллее Смелых, «Продукты питания» расширяются, другие мясопереработчики…

И везде расширение вызывает миграцию технологов, учётчиков, мастеров, начальников цехов. И уже сегодня зарплаты там весьма высоки. Уже сегодня зарплаты такие, что к нам всерьёз задумываются ездить на работу поляки на квалифицированные должности управленцев АПК (агропромышленного комплекса ― прим. Калининград.Ru). Вот это и есть то, чем мы занимаемся. Ведь деление на сельское хозяйство, промышленность, торговлю очень условно, потому что сельское хозяйство включает в себя и торговлю, и промышленность, и первичное сельскохозяйственное производство, и большой блок социальных вопросов, и строительство инфраструктуры, водопроводов, дорог, школ, фельдшерско-акушерских пунктов…

Поэтому лейтмотив всей нашей деятельности, который нам задаёт губернатор, ― это создание привлекательных условий для инвесторов, для жителей Калининградской области, которые могут не только жить здесь, но и работать и строить свой собственный бизнес.

― А программа «Начинающий фермер» может частично решить эту проблему?

― Да, конечно.

― А сколько именно молодых людей подало заявки?

― Молодых людей… Что считать «молодыми»? По определению до 28 лет или по определению до 60? Мы считаем, что ограничить молодёжью «Начинающего фермера» нельзя, потому что фермерство ― это хорошее решение своей жизненной ситуации для многих отставных военнослужащих, которых уже трудно назвать молодёжью, но которые полны сил и желания работать и которые могут найти себя в сельхозпроизводстве.

Сельскохозяйственное производство меняется. Если раньше бытовало мнение, что сельское хозяйство ― это тяжёлый труд с утра до ночи за небольшие деньги, то сегодня под этим словосочетанием начинают понимать свободу воли, предпринимательства, работу на себя, а также работу с семьёй над какими-то видами производства, «семейные микропредприятия»… И с высокими ценами на продовольствие это становится интересным.

По программе «Начинающий фермер» гранты в этом году получают 33 участника, а также четыре ― по программе «Семейные животноводческие фермы». Это люди средних лет ― примерно 35-45.

О вступлении в ВТО и племенных тёлках из США

― Недавно, 22 августа, Россия официально вступила в ВТО. Как повлияет этот шаг на развитие сельского хозяйства?

― Обязательно повлияет как по-хорошему, так и по-плохому. По-хорошему ― наконец-то мы по-настоящему будем частью мировой экономики. Эффективные предприятия получат дополнительные рынки сбыта и будут расширять свою деятельность, а неэффективные должны будут уступить свою долю рынка другим. Это вызовет рост конкуренции, а рост конкуренции на полках вызовет рост конкуренции на рынке труда, то есть большая часть населения может реально выиграть, но при условии ускоренной модернизации, отказа от устаревших технологий и при внедрении новых принципов управления, в том числе и бухгалтерского учёта.

Это потребует масштабной неформальной программы переобучения персонала. Каждый из нас должен научиться считать деньги, научиться считать своё время. Часто я разговариваю с фермерами и слышу: «Вот, прямые затраты на литр молока такие»… Я спрашиваю: «А как вы оцениваете свой труд? Вы считаете прямые затраты на молоко? Вы сколько времени в день уделяете корове? ― Шесть-семь часов в день. Посчитайте среднюю зарплату, разделите, и вы увидите, что молоко не такое дешёвое». Свой труд тоже надо ценить.

И для того, чтобы уметь обращаться с новыми технологиями, уметь продавать, надо пройти курс переподготовки, надо читать книжки, надо общаться о своими друзьями-коллегами, ездить на выставки… Не корочки и значки нужны для образования, наподобие «Готов к вступлению в ВТО», а нужно настроить себя на то, что вступление в ВТО ― это пора учебы, большая работа (чаще головой, нежели руками) и внутренняя перестройка― тогда всё получится.

Ну, и, конечно, и модернизация, и обновление, и новые технологии требуют ресурсов, в том числе и финансовых. Вот здесь большие опасения… Сможем ли мы конкурировать на равных с западными компаниями, которые уже выплатили все свои кредиты, работают на прибыль и могут себе позволить иное ценообразование на FMCG (англ. Fast Moving Consumer Goods ― товары повседневного спроса ― прим. Калининград.Ru), нежели мы? Это вопрос конкуренции между западной и российской системами кредитования. Мы знаем, что одна и та же сумма, занятая в европейском банке и в российском банке, обойдётся в конце концов по-разному. Это с одной стороны.

С другой стороны, у нас есть ряд преимуществ. У нас топливо дешевле, электричество дешевле, газ дешевле. У нас ёмкость рынка больше… Тут масса плюсов и минусов, и чтобы всё это учесть, надо, наверное, взять какой-нибудь супер-компьютер и долго-долго кормить его данными, а потом долго-долго ждать, пока он посчитает. Но в целом ВТО ― это пора перемен. Вести дела так, как мы вели их раньше, рынок нам уже не позволит. Там, где на Западе работает 6 человек, у нас сегодня работает 36, и здесь надо будет что-то думать. И это задача каждого маленького и большого предприятия…

― Вы заявляли, что в этом году в регион зайдёт 12 тысяч племенных тёлок из США. Как обстоят дела с этим «процессом»?

― В ночь на 21 сентября в калининградский порт прибыло первое судно, на котором ехало 1 800 нетелей (беременных коров) абердин-ангусской породы. Из них за время перехода через Атлантику, несмотря на шторма, пало всего четыре головы, что намного лучше всех плановых показателей. Отбор животных в США проводил областной ветеринарный врач, который также наблюдал за состоянием животных во время всего плавания.

12 тысяч нетелей (беременных коров) заходит до 31 декабря. Это значит, что они растелятся в апреле. Поголовье мясного скота у нас будет составлять 24 тысячи. Так что, параметры нас устраивают, и мы надеемся, что следующие поставки будут идти так же по графику.

― Почему было решено взять именно эту породу? Она ведь довольно редкая, и, кроме того, понадобятся люди, которые научат наших фермеров обращаться с ними…

― Редкая она у нас, в России, потому что традиционно производство говядины было побочным продуктом при производстве молока. Абердин-ангусская порода была выведена в Шотландии, там, где дождливая погода и где сочные пастбища и травы. И нам это, наверное, знакомо, судя по прошедшему лету…

Абердин-ангусская порода ― одна из самых многочисленных во всём мире. В развитых странах соотношение мясного скота к молочному составляет 60 на 40, во Франции ― 70 на 30, в США ― около 60 млн голов мясного скота.

В Российской Федерации мясного скота долгое время вообще практически не было. Была калмыцкая порода, но в таком массовом производстве ― практически не было.

Почему именно эта порода? Это некрупный, скороспелый скот, с хорошими показателями выживания, с тонкой костью и минимумом соединительной ткани… Эти животные круглый год содержатся на воздухе, приспособлены к суровым условиям климата (в Брянской области опыт показывает, что скот зимовал при 30-градусном морозе и только крепчал). Скотина не боится холода ― боится голода, поэтому основной упор был сделан на заготовку кормов. В 2012 году под этот проект было заготовлено более 30 тысяч тонн сенажа. Порода характеризуется очень вкусным и деликатесным мясом. Надо сказать, что, в отличие от мяса молочного скота, мясо специализированного мясного скота мраморное, нежное, сочное, и его не надо отбивать перед жаркой. Поэтому такая порода.

Себестоимость мяса, произведённого в рамках проекта развития мясного скотоводства в Калининградской области, заведомо ниже, чем произведённого в других регионах РФ из-за того, что у нас не бывает засух и скот круглый год содержится на пастбищах, а также за счёт того, что у нас мягче зима и короче период, в который пастбище находится под снегом. В результате мясное скотоводство конкурентоспособнее, чем в других регионах. Сейчас многие регионы не смогли заготовить сочные корма из-за того, что всё выгорело в засуху. Чем кормить скот, не знают и сокращают поголовье. У нас таких проблем нет.

Вообще это решение для наших 350 тысяч гектаров пастбищ. Мы считаем, что это наше конкурентное преимущество как по сравнению с другими регионами Российской Федерации, так и по сравнению с другими европейскими странами. Нигде нет таких просторов для мясного скота, такого сочетания природных факторов и наличия земельных участков.

― Насколько этот проект позволит увеличить долю собственного мясопроизводства в регионе?

― Сегодня у нас, по статистике, 70 голов крупного рогатого скота мясных пород. Мы ввозим 12 тысяч, и к апрелю у нас будет 24 тысячи. В триста раз ― настолько мы увеличиваем. Мы фактически создаём новую отрасль с нуля.

Об овощехранилищах и фермерских рынках

― Региональные власти разрабатывали проект строительства областного овощехранилища. На какой стадии находится эта работа?

― За полтора года в регионе было построено шесть овощехранилищ. Всё это было сделано достаточно незаметно и тихо, но вы, наверное, оценили, что стоимость килограмма картофеля значительно снизилась. Если в период с 2010 по 2011 год он стоил 40-50 рублей за килограмм, то сейчас ― 8-9 рублей в течение круглого года. Почему? Потому что потери на хранение картофеля снизились, появились предприятия по шлифовке картофеля, по упаковке в пакеты… Обратите внимание: продукция нескольких калининградских компаний (они находятся в Гурьевском районе) представлена на прилавках всех магазинов ― картофель чистый, расфасованный, аккуратно упакован и продаётся так же, как на Западе.

Этого не было два года назад. И этого нельзя было сделать без модернизации и строительства овощехранилищ, без понимания важности, что сегодня покупатель определяет технологии производства, а не производство определяет то, что должен приобретать покупатель. И этот «качественный прыжок» оказался очень кстати.

По мнению региональной Ассоциации производителей овощей, овощехранилища со своей изначальной функцией хранения картофеля уже неактуальны. Сегодня проблема первичного сохранения картофеля в масштабах Калининградской области, в основном, решена. Но у нас возникла другая проблема ― это строительство рынков, где фермеры могут свободно, без излишних наценок и над- или под-, или «сбокуадминистративных» барьеров реализовывать свою продукцию. Есть поручение губернатора организовать такие площадки. Над этим мы работаем совместно с Гурьевским районом.

На следующий год строительство овощехранилищ финансироваться не будет, потому что у нас есть очень важные социальные обязательства перед населением, и бюджет будет тщательно распределён по таким статьям, как увеличение зарплат бюджетникам, строительство школ и так далее… А пока готовим частный проект ― строительство дистрибутивного агроцентра. Он находится на Окружной дороге вокруг Калининграда, и если ехать от гурьевского кольца в сторону строящегося моста, слева можно увидеть огораживаемую площадку ― это будет фермерский рынок.

― То есть, проект строительства областного овощехранилища пока отложили?

― На этот проект есть все документы, оформлена земля, есть проекты разрешения на строительство и все технические условия, но целесообразность и необходимость строительства за бюджетные средства сейчас, в этот напряжённый финансовый год, неочевидна. Мы отложили этот проект, и он будет адаптирован под новые задачи и условия. А новые задачи ― это расширение линейки продукции и политика свободной торговли на рынке овощей. Нам не очень нравится, как сегодня выглядит система реализации овощной продукции. Мы считаем, что доля посредников избыточна.

― В этом году в Калининградской области планировалось ввести в эксплуатацию второй в России по мощности зерновой терминал. На каком этапе этот проект?

― На этапе завершения строительства. Это всё можно посмотреть в городе Светлый: четыре новых машины по погрузке зерна мощностью до 400 тонн в час там уже установлены, кроме того, построены новые элеваторы и новые напольные хранилища большой ёмкости, монтируются погрузочные роботы. Первое зерно уже начинает отгружаться через новый зерновой терминал. На полную мощность планируется выйти к концу года. Полностью весь новый комплекс заработает, наверное, в апреле-мае 2013 года, то есть всё идёт по плану.

И в заключение...

― Как вы оцениваете темпы развития сельского хозяйства в Калининградской области по сравнению с другими регионами России?

― У нас индекс промышленного производства в АПК ― около 20%. На 18% ― рост молока в сельскохозяйственных предприятиях, на 35% ― рост мяса… Это значительно выше, чем в других субъектах Российской Федерации и в среднем по России. Так, по результатам за первое полугодие мы заняли первое место по Северо-Западу и пятое место по России по темпам роста АПК. Но это относительные показатели, и мы считаем, что добились здесь определённых успехов в последние два года.

Что касается абсолютного значения, то вклад Калининградской области в экономику АПК Российской Федерации весьма скромен. Программа, принятая с 2008 по 2012 годы, не была реализована по многим показателям. Это связано с тем, что с 2008 по 2010 годы финансирование из средств областного бюджета на амбициозную программу развития АПК не было обеспечено. Финансирование АПК, рассчитанное на ускоренное развитие и модернизацию, было обеспечено в бюджете 2012 года, за счёт чего мы и достигли таких показателей по наращиваемой мощности.

Если мы обеспечим уровень финансирования порядка одного миллиарда рублей из областного бюджета и 2-2,5 млрд рублей ― из консолидированного, то за три-четыре годы мы могли бы удвоить объём валового продукта сельхозпроизводства и, конечно, значительно улучшить ситуацию с такими показателями, как использование пашни, производство зерновых культур, мяса на душу населения…

Но, к сожалению, мало принять программу ― надо выделить средства под неё. Фактически мы работаем только последние два года так, как должны были работать с 2008 года. Я понимаю, что если бы были дополнительные ресурсы, то АПК развивался бы ускоренными темпами с 2008 года, но, видимо, тогда стояли другие задачи. Но на то и смена власти, чтобы определять свои собственные приоритеты, не отбрасывая то лучшее, что было. Мы продолжаем строить дороги, делаем газификацию… Но и сельское хозяйство ― это важнейшая отрасль экономики.

Принято считать, что сельское хозяйство ― это для тружеников села. Нет, каждый раз делая покупки в продовольственных магазинах, мы развиваем сельское хозяйство, или своё, или чужое. Качественные, недорогие, свежие продукты ― то, в чём заинтересован каждый житель Калининградской области. Так что, показатели программы на 2008 ― 2012 годы, к глубокому сожалению, так и не были достигнуты, и скачок показателей происходит только сейчас, в 2011-2012 годы. Надеюсь, что в 2013 году и в последующие годы мы сохраним тенденции к наращиванию сельхозпроизводства, это будет достойным вкладом в валовой региональный продукт Калининградской области.

― Спасибо за беседу.

Нашли ошибку в тексте? Выделите мышью текст с ошибкой и нажмите [ctrl]+[enter]

Мы в социальных сетях

Архив новостей

« Апрель 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

© 2019 Информационно-аналитический портал Калининграда.
Учредитель ООО «Вымпел Медиа». Главный редактор: Чистякова Л.С.
Электронная почта: news@kgd.ru, телефон + 7 (4012) 507508.
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ No ФС77- 52832 от 08.02.2013г. Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Перепечатка информации возможна только с указанием активной гиперссылки.
Материалы в разделах «PR», «Новости бизнеса» и «Другие новости» публикуются на правах рекламы.

Телефон редакции: (4012) 507-508
Телефон рекламной службы: (4012) 507-307
 
Электронный адрес редакции: news@kgd.ru
Афиша: kaliningradafisha@gmail.com
Рекламный отдел: reklama@kgd.ru

Пользовательское соглашение Политика конфиденциальности

18+
Longus penis basis vitae est!Реклама на Калининград.Ru
Редакция
Форма обратной связи
Developed by Калининград.Ru