«Не наши камни»: о судьбе немецких памятников в Калининградской области

17.04.2015 18:21 Тема: История и памятники 4054 44
«Не наши камни»: о судьбе немецких памятников в Калининградской области
Фото: Калининград.Ru

Давным-давно, году эдак в 1969, я, ещё школьник, опубликовал в газете «Страж Балтики» стихотворение. Это была первая моя публикация, потому и запомнилась. А посвящён стих был берёзке, вопреки всему выросшей на крыше одной из развалок на улице Пролетарской — тогда вся эта улица состояла из сплошных руин.

А вот сейчас вдруг вспомнилось — и отнюдь не случайно. Губернатор навеял...

Открылись вещие зеницы

На днях произошло давно и многими неравнодушными калининградцами ожидаемое событие: ННЦ жёстко раскритиковал деятельность областной службы охраны памятников и фактически вручил её начальнице Ларисе Копцевой уведомление о неполном служебном соответствии. Или даже о полном несоответствии... И понятно — почему: по мнению губернатора, «на кирхах растут берёзы толщиной с ногу!» Заметили наконец!

Как время-то летит — та моя берёзка 1969 года была толщиной с древко флага. Наверное, поэтому начинающий поэт умилялся, а губернатор гневается: «За четыре года вашей службе предъявить нечего. За четыре года мы не отремонтировали ни одного памятника. Это работа?.. Но утеряли безвозвратно десятки памятников».

Ну, что тут скажешь: всё верно! Правда, справедливости ради, следовало бы отметить, что те памятники истории, на которых растут «берёзы, толщиной в ногу», не ремонтировали не четыре, а минимум сорок лет...

И не только потому, что руководители соответствующих надзирающих служб все сплошь были бездельниками, и даже не из-за обычной для нас нехватки денег на историю и культуру — здесь несчастные строения попали на чужую войну, в самую гущу непримиримой схватки идеологий и культур.

К вопросу о принадлежности камней

Если уж начал я этот материал с давних стихов, так тому и продолжаться: несколько лет спустя после той первой публикации случился как-то в нашем городе семинар молодых литераторов, на который со столичных вершин снизошли несколько среднеизвестных московских творцов, откомандированных сюда для обучения провинциалов уму-разуму.

А в предоставленной мною подборке было и стихотворение «Собор», начинавшееся таким четверостишием:

«Я привёл бы тебя с собою,
Поклониться камням собора,
Поклониться могильным плитам,
Отзвучавшим давно молитвам...»

И один из московских кураторов отреагировал на эти строчки так: «Куда зовёт нас кланяться автор? Это не наши камни, и мы им кланяться не будем!» С тех пор (и на многие годы) в некоторых местных литературных кругах слова: «Это не наши камни» — стали, как сейчас говорят, мемом.

Тем более что они довольно точно отражали отношение государства к оставшимся в регионе памятникам. С одной стороны, даже такой повёрнутый на изживании всего немецкого человек, как первый секретарь обкома КПСС Н.С. Коновалов, понимал, что всё сносить — варваром прослыть. А с другой — камни-то не наши! Короче, из культовых зданий повезло немногим — тем, где в советские времена разместились театр кукол, филармония, кинотеатры «Победа» и «Баррикады», ДК вагонзавода и ДК ЦБЗ-1 — навскидку, наверное, всё.

alt

Остальные, особенно расположенные в районах области, либо забросили (не забыв украсить табличками, что они охраняются законом), либо раздали под хозяйственное использование тому, кто пожелал. И теперь новые хозяева в меру своих финансовых возможностей и своего понимания их сохраняли и оберегали — только уже как коровники, свинарники, склады, мастерские...

Но самое обидное, что потрясший мир катаклизм — распад СССР и переход страны от загнивающего социализма к изначально гнилому капитализму — в судьбе наших памятников мало что изменил: вопреки ожиданиям многих, камни так и остались не нашими!

На границе тучи ходят хмуро

Интересное наблюдение: среди исторических зданий, более-менее успешно переживших Восточно-Прусскую операцию, штурм Кенигсберга и послевоенный разор, непропорционально много церковных зданий и школ. То ли вышние силы вмешались, то ли строили их особо прочно — как вспомогательные крепости и госпитали на случай чего.

alt

 

Но если школы быстро пустили в дело и их сохранность стала обязанностью ведомственной, то сотни церковных зданий так и остались не пришей кобыле хвост, со временем превратившись в чисто политическую проблему. И даже после распада СССР они продолжали ею быть — только теперь линия фронта пролегала уже не между социалистической и капиталистической идеологиями, а между православием, почувствовавшим себя почти правопреемником государства, и всеми прочими религиями.

Возвышенно говоря, произошла смена караула: вместо идеологического отдела обкома КПСС на защиту священных рубежей заступила Калининградская епархия Русской православной церкви — и враг по-прежнему не пройдёт. Ни вершка ему, ни кирпичика!

Хотя, откровенно говоря, всё это было боем с тенью: лютеране и прочие католики, как прагматичные европейцы, прекрасно понимали, что кирха в местности, где последнего лютеранина в радиусе десяти километров видели в 1948 году прошлого века, никому не нужна и ничего, кроме убытков, не принесёт. Так что они особо и не рыпались.

Но зато епархия, которую в последнее время всё чаще упрекают в примате материального над духовным, на какое-то время смогла почувствовать себя Пересветом и Ослябей — легендарными воинами-монахами, в неравном бою...ну, да вы помните.

Нам не страшен серый волк

Однако долго стоять даже в самой гордой позе может только статуя: отвоевав в страшной битве у двунадесяти языков большинство оставшихся в регионе памятников и рассказав всем о своём духовно-хозяйственном подвиге, церковь осталась один на один с серьёзной проблемой: ну, и что теперь с этими трофеями делать? Готов поспорить, что та берёза «толщиной в ногу», которая так возмутила губернатора, росла на кирхе, ныне принадлежащей РПЦ.

И вот тут не могу не заступиться за церковь. Дело в том, что тогда, когда в прессе и интернете кипели страсти вокруг передачи епархии театра кукол и филармонии, в сознании многих сложилась и закрепилась довольно простая и очевидная интерпретация событий: церковь из жадности гребёт всё, до чего дотянется, дабы потом извлекать из отжатого прибыль, а власть, не смея противостоять, идет у неё на поводу.

И, наверное, в ряде эпизодов (если имелась реальная возможность получить профит от сдачи добычи в аренду или наличествовала паства, достаточная для прокорма священника) так оно и было. Но в абсолютном большинстве случаев передачи РПЦ различных зданий ни о чём подобном и речи быть не могло!

Возможно, причины были совсем другими. С распадом СССР исчезли или сильно обеднели те хозяйствующие субъекты, которые хоть как-то, но поддерживали десятки, если не сотни старых, довоенных сооружений. А у муниципалитетов и области ни денег, ни кадров, ни структур, способных взять на себя эту миссию, не имелось.

Да и бизнес не особо рвался взвалить на себя такую обузу, как памятник истории, — ему гораздо дешевле и проще построить что-нибудь жестянобаночное и гипсокартоновое, куда, по крайней мере, служба охраны памятников со своими штрафами и предписаниями не суется.

Однако сносить-то полуразвалины сейчас ещё более нельзя, чем во времена Коновалова: глаз больше, по всему региону европейцы шляются. Но тут как раз подвернулась РПЦ — возможно, она и впрямь претендовала на несколько зданий в Калининграде, небезнадежных в смысле будущей прибыли.

Ну, ей и впихнули весь ассортимент в качестве бонуса — типа либо всё, либо ничего. В довесок, так сказать. Интересно только, а отмазку насчет злобных католиколютеран, которые одним свои видом соблазнят калининградцев и погубят их души, как только их допустят в развалины, кто придумал — церковь или чиновники?

Но отмазка таки сработала, и на какое-то время всё утихло. Люди ждут чуда восстановления заброшенных зданий, а приезжему начальству всегда можно объяснить, что это не развалина, у неё есть хозяин, и ежели что, то все претензии к патриарху Кириллу — пусть тот чиновник попробует что-нибудь предъявить, хоругвь ему в руки.

Но это — беседа с московским гостем — вещь кулуарная, а для местной общественности, обеспокоенной состоянием старых сооружений, у нас служба охраны памятников есть. Правда, особых полномочий для воздействия на нерадивых у неё не наблюдается и денег на должное содержание памятников тоже, но зато звучит грозно: служба охраны! То есть в качестве громоотвода сойдёт.

Нет, я не в защиту госпожи Копцевой, уж тревогу бить она могла бы, не дожидаясь, пока губернатор начнёт топать ногами. Я все понять пытаюсь: так чьи это всё-таки камни? Неужели опять не наши?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции Калининград.Ru

Нашли ошибку в тексте? Выделите мышью текст с ошибкой и нажмите [ctrl]+[enter]

Мы в социальных сетях

Архив новостей

« Июнь 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          

© 2019 Информационно-аналитический портал Калининграда.
Учредитель ООО «Вымпел Медиа». Главный редактор: Чистякова Л.С.
Электронная почта: news@kgd.ru, телефон + 7 (4012) 507508.
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ No ФС77- 52832 от 08.02.2013г. Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Перепечатка информации возможна только с указанием активной гиперссылки.
Материалы в разделах «PR», «Новости бизнеса» и «Другие новости» публикуются на правах рекламы.

Телефон редакции: (4012) 507-508
Телефон рекламной службы: (4012) 507-307
 
Электронный адрес редакции: news@kgd.ru
Афиша: kaliningradafisha@gmail.com
Рекламный отдел: reklama@kgd.ru

Пользовательское соглашение Политика конфиденциальности

18+
Longus penis basis vitae est!Реклама на Калининград.Ru
Редакция
Форма обратной связи
Developed by Калининград.Ru