Недобитые

15.06.2011 11:24 Публицистика 2690
Недобитые
Фото: Калининград.Ru

— Извини, Валера, нам в Спецназе инвалиды не нужны. Служил ты честно, разговора нет, теперь уйди спокойно, чтобы не создавать нам проблем и не позорить родную часть, — вздыхал кэп и пускал мне в физиономию кольца сигаретного дыма.

Чтобы «не создавать проблем», пришлось помалкивать про свои проблемы со здоровьем, а уходить с флота досрочно. С формулировкой «нарушение условий контракта» в одной команде с тунеядцами, алкоголиками и прочими мелкими нарушителями воинской дисциплины.

«Вот пошел старшина недобитый», — шептались мои вчерашние бойцы на КПП, когда Валерик, хватаясь руками за грудину, когда боль становилось совсем уже нестерпимой, ковылял с рундуком на автобусную остановку, чтобы никогда больше в Парусное не возвращаться.

Так, вопреки сложившийся традиции, в нашей семье появился первый гражданский.

А традиция заключалась в том, что каждый последующий Скляров отправлялся служить рядовым, получал «унтера», потом «выбивался» в офицеры исключительно трудолюбием и доскональным знанием своей специальности, и уходил в запас древним, как сейчас говорят «дикорастущим», капитаном или майором.

Вот как дед мой, Константин Михайлович. Ушел рядовым на фронт, воевал с 1941 по 1946, умудрился отделаться парой дурацких осколков в предплечье, которые вырезать категорически отказался и оставил их и себе на память, и чтобы внуков пугать этими железяками, отчетливо проступающими под смуглой и постоянно обветренной от работы кожей.

Других напоминаний о войне Константин Михайлович не признавал. И удостоверение участника Великой Отечественной никогда не доставал. Говорил, что не любит, когда очередь звереет орет на него: «Чтоб ты сдох, недобитый! Куда лезешь? Не видишь, люди стоят?»

Добили гвардии-капитана через 43 года после Победы. Подкараулили, когда тот возвращался после встречи с однополчанами, проткнули финкой сердце, сняли новенькое пальто и сорвали ордена.

— Валера, я не знаю, что еще от меня хотят эти люди в мэрии, — папаша мой героический – мастер спорта по вольной и гвардии майор ВВС — взмолился, не выдержав спарринга с чиновниками городской администрации.

Еще один Скляров, на этот раз Василий Александрович, ушел на срочную в 18 лет, через три года закончил офицерские курсы и со значком «ВУ», прозванным в армии «бычий глаз», прошел бодрым строевым шагом Забайкальский и Сибирский военные округа по таким «точкам», от названий которых обычные выпускники военных училищ, не тянувших лямку срочной службы, начинали спиваться.

И, безупречно отслужив 29 «календарей», был выброшен «на дембель» Прибалтийским военным округом.

 

— Вот теперь заживем! Гражданка! Ура! ДЕМБЕЛЬ!!! — Радовался мой папаша, не сумевший отделаться от своих «унтерских» привычек и в офицерских погонах.

— Квартиру получим в городе, чтобы с горячей водой, обязательно, — ликовал мой родитель.

Горячей воды особенно не хватало моим «предкам», большую часть жизни скитавшимся по забытым богом гарнизонам и с героизмом необъяснимым, превознемогавшим трудности воинской службы.

Следующие 20 лет в ожидании городской квартиры с горячей водой пролетели незаметно.

— Сынок, ты хоть сходи в эту мэрию, — папаня чуть не плакал, — двадцать лет ждем, может, я вообще не в ту очередь документы подал?

Все может быть. Мой гвардии-майор в документах не очень разбирается. И, по моим наблюдениям, ужасно всех этих бумажек боится. Ему бы КПВТ, говоря на гражданском —крупнокалиберный пулемет Владимирова танковый в руки, он бы сразу показал чинушникам, где хунд геграбен.

Значит, собрал я бумажки, прихожу в управление учета и найма жилья администрации Калининграда.

Захожу на прием к специалистам.

И попадаю на форменный допрос.

— Вы кто?

— Скляров Валерий Васильевич.

— Склярову Василию Александровичу Вы кем приходитесь?

— Не поверите, сыном.

— Ну, а папаша Ваш где?

—Работает. Или вы думаете, что на военную пенсию можно на Канарах отдыхать?

— Я ничего не думаю, я задаю вопросы. Следующий вопрос: Вам сколько лет?

— 39. С половиной.

— И что, все это время, всю жизнь вы с мамой живете? (С известной долей яда в голосе).

— Зачем Вы так? Я женат, отдельно проживаю!

— Ага! Так я и знала! (Специалистка ликует, поймав меня «на вранье», как фашист молодогвардейца). Так вы не проживаете вместе с родителями?

— Нет, конечно. Я что, совсем, до сорока лет с родителями жить? (Опешил я от такого поворота дел).

— А братья и сестры у Вас имеются?

— Конечно, брат. У него своя семья, живет отдельно. А что?

— Ничего. Максимум, что вам полагается, это однокомнатная квартира на четверых. И то, если сейчас прямо подпишете кровью обещание освободить служебную квартиру в гарнизоне. (Специалистка успокаивается, теряя к разговору интерес. Так читатель детектива, разгадавший кто убийца, рассеянно пролистывает финальные главы романа).

— Кровью? Что я должен подписать кровью? (В замешательстве).

— Вам послышалось. (Специалистка незаметно облизнулась). Про кровь я ничего не говорила.

— А я ничего не понимаю. (Говорю совершенно искренне, потому что действительно ничего не понимаю). Отец служил, мы с ним по всем этим дырам скитались всю сознательную жизнь. Учились где попало, жили где получится, а теперь вы говорите…

— Да все просто. В законе сказано, что на квартиру могут претендовать только «совместно проживающие» члены семьи. Так что вам, я думаю, ничего приличного в областном центре не светит. Раз не проживаете, то и претендовать ни на что не можете.

— Вы хоть документы у меня примите, чтобы подтвердить очередь отца на квартиру.

— И не подумаю. Вы сначала в порядок все приведите. Пропишитесь в одной квартире. Докажите, что за эти годы не купили себе никакого жилья, принесите справки из юстиции и БТИ, ходите, работайте. А когда все соберите, приходите опять, поговорим, недобитые.

— Кто это недобитые? (Закипая).

— Не знаю, я ничего вам про недобитых не говорила. Вам послышалось. (Чиновница мэрии встает, показывая всем туловищем, что прием окончен и мне пора на выход).

Вот так управление учета и найма жилья администрации Калининграда!

Риэлтерские конторы просто курят!

За пять минут сделали из трехкомнатной квартиры однокомнатную, да еще оттяпали служебную квартирешку в поселке под Калининградом.

«Чистая прибыль» от сделки как минимум три миллиона рублей.

И крыть не чем. Действительно, «не проживаем» все вместе, потому что всю жизнь были слишком уж самостоятельными.

И на однокомнатную согласимся как миленькие. Плетью обуха не перешибешь и такое деловое управление справками не накормишь.

Хоть матери на старости лет «горячей воде» порадоваться.

Сколько нам еще осталось этой жизни, недобитым…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции Калининград.Ru

Ключевые слова: военные, ветераны, жильё.
Нашли ошибку в тексте? Выделите мышью текст с ошибкой и нажмите [ctrl]+[enter]

Комментарии

Обсуждайте новости Калининграда и области в наших социальных сетях

Архив новостей

« Сентябрь 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Видео

© Информационно-аналитический портал Калининграда.
Учредитель ООО «Вымпел Медиа». Главный редактор: Чистякова Л.С.
Электронная почта: news@kgd.ru, телефон + 7 (4012) 507508.
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ No ФС77- 52832 от 08.02.2013г. Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Перепечатка информации возможна только с указанием активной гиперссылки.
Материалы в разделах «PR», «Новости бизнеса» и «Другие новости» публикуются на правах рекламы.

Телефон редакции: (4012) 507-508
Телефон рекламной службы: (4012) 507-307
 
Электронный адрес редакции: news@kgd.ru
Афиша: kaliningradafisha@gmail.com
Рекламный отдел: reklama@kgd.ru

Пользовательское соглашение Политика конфиденциальности

18+
Longus penis basis vitae est!Реклама на Калининград.Ru
Редакция
Обратная связь
Developed by Калининград.Ru