«Многое в энергетике делается впервые»: Игорь Маковский — о новых электростанциях, тарифах и «умных сетях»

01.12.2015 12:00 Тема: Энергетика 12150 6
«Многое в энергетике делается впервые»: Игорь Маковский — о новых электростанциях, тарифах и «умных сетях»
Фото: пресс-служба «Янтарьэнерго»

Несмотря на сложные времена для российской экономики, энергетики области готовятся к реализации нескольких важных проектов. О том, как будет действовать региональная энергосистема в изолированном режиме, сколько калининградцев ждут присоединения к сетям и каким образом можно победить воровство электроэнергии, рассказал генеральный директор «Янтарьэнерго» Игорь Маковский.

— Первый вопрос — о выкупе «Россетями» дополнительно выпущенных акций «Янтарьэнерго». Впервые в истории компании Москва направит в область значительные средства. На что планируется потратить эти деньги и когда их можно ожидать?

— Это значимое решение для всей энергосистемы Калининградской области. Совет директоров «Янтарьэнерго» 17 ноября принял решение о выпуске дополнительного пакета ценных бумаг. Мы рассчитываем завершить корпоративную процедуру к середине декабря. Тогда у нас появится основание получить федеральную целевую поддержку в объёме 2,423 млрд рублей на объекты энергетической инфраструктуры для подготовки к ЧМ-2018.

alt

Это строительство двух подстанций — «Береговая» на острове Октябрьский и «Храброво» в районе аэропорта. Кроме того, будет проведена реконструкция пяти воздушных линий 110 кВ. Это высоковольтные линии, которые обеспечат выдачу «новой» мощности на Калининград, и линии, которые обеспечат надёжным энергоснабжением весь Земландский полуостров от Калининграда через Зеленоградск и дальше вдоль всего побережья.

alt

Срок завершения реализации по этим проектам — первый-второй квартал 2017 года. Но во время закладки подстанции «Береговая» мы уже анонсировали изменённое решение по срокам строительства этого объекта. Глава «Россетей» Олег Бударгин и губернатор Николай Цуканов поручили завершить основные работы до 22 декабря 2016 года.

alt

— Вы неоднократно называли сети Земландского полуострова проблемными. Федеральные деньги, о которых вы говорите, позволят закрыть вопрос с их износом — или нужно будет вкладываться дополнительно?

— Конечно, закрыть все узкие места за счёт источников к ЧМ-2018 невозможно. Для обеспечения надёжности и опережающего развития «Янтарьэнерго» разработана комплексная программа развития. Мы утвердили её в январе этого года на уровне регионального правительства. Она включает несколько разделов. Это федеральные проекты к чемпионату мира и изолированной работе областной энергосистемы, это реконструкция морально устаревших и изношенных сетей, а также реконструкция подстанций и линий для обеспечения перспективного развития территории Калининградской области.

alt

Когда мы говорим о мероприятиях к ЧМ-2018, речь идёт исключительно об обеспечении дополнительной мощности по вновь возводимым объектам. Также мы говорим о повышении уровня надёжности тех узлов, в которые будет выдаваться дополнительная мощность. Это энергоснабжение Калининграда, Зеленоградска, Пионерского и частично Светлогорска. Проблемная вставка 60 кВ, которая идёт от Янтарного до Светлого, пока останется без изменений. Её приведение к современным требованиям будет проводиться во время реализации мероприятий по подготовке областной энергосистемы к изолированной работе.

— На что ещё может рассчитывать Калининградская область во взаимоотношениях с Москвой?

— Очень многое в региональной энергосистеме сегодня делается впервые. За последние три года нам удалось сформировать в регионе пилотную площадку для реализации многих федеральных задач. Это и объекты ЧМ-2018, и колоссальная работа по подготовке энергосистемы к работе в изолированном режиме, и проекты «умные сети» и «умный учёт», и «зелёная» энергетика.

Не стоит забывать и о совместном проекте с «Ростелекомом» об устранении цифрового неравенства. В его рамках мы совместно со связистами, предоставляя им высоковольтные опоры, доводим оптоволокно до маленьких населённых пунктов. Для энергетиков это двойная удача: мы получаем средства за использование своего ресурса и возможность наблюдать за сетями по всей области.

— Глава «Россетей» Олег Бударгин говорил о 12 млрд рублей, которые нужны для реализации схемы выдачи мощности после строительства четырех новых ТЭЦ. Учитывая экономическую ситуацию в стране — подтверждено ли это финансирование в заявленных объёмах?

— Рабочая группа Минэнерго по обеспечению надёжного энергоснабжения региона ведёт работу с мая 2013 года. Генерация провела свою работу — мы знаем о строительстве четырёх станций в регионе. Мы, сетевики, тоже рассчитали объём необходимых мероприятий. Сумма в 12 млрд рублей необходима на весь комплекс компенсационных мероприятий в распредсетях.

— Что он в себя включает?

— Это и строительство линий для связи новых станций с существующими сетями, и реконструкция сетей. Некоторые из них по технических характеристикам соответствуют для принятия новой мощности, но по своему износу и моральному состоянию не отвечают требованиям безопасной и надежной эксплуатации.

У нас есть линии, которым мы скоро будем сто лет справлять. Например, линия, связывающая Советск и Гусев — из 30-х годов прошлого века.

Мы уже приступили к реализации мероприятий по схеме выдачи мощности. Они включают строительство около 220 километров новых линий. 170 из них — это линии 110 кВ, которые будут связывать станции в Советске, Гусеве и Светлом. Ещё 50 километров — это магистральные линии 330 кВ. Они позволят нам создать ещё одно энергетическое полукольцо от новой станции в Калининграде.

alt

Её диспетчерское название — «Прегольская», и она будет самой мощной из четырёх. Учитывая её размещение на юго-востоке города в районе существующей ТЭЦ-2, мы будем выбирать мощность по вновь построенным линиям с западного обхода. Сегодня все линии идут с востока, а в перспективе мы создадим западное полукольцо с переходом через Преголю. Наконец-то Калининград получит замкнутое кольцо с независимыми друг от друга сегментами, что в два раза повысит надёжность энергоснабжения.

— На какие средства планируется проводить эти работы?

— Источником будет плата за технологическое присоединение станций. Но это не вся сумма, которая необходима для обеспечения изолированной работы. На схему выдачи мощности пойдёт лишь около трети средств.

Часть денег будет потрачена на работы, связанные с функционированием релейной защиты и противоаварийной автоматики. Ещё один этап — реконструкция изношенных сетей — будет осуществляться в рамках отдельной программы.

alt

Здесь же мы закрываем вопрос по Куршской косе. Не секрет, что сегодня посёлки Рыбачий и Морское запитаны через Литву. В перспективе мы обеспечим их связь с существующими сетями Калининградской области. Все расчёты по стоимости и техническим решениям уже выполнены.

— В марте этого года Николай Цуканов заявил, что «больше нет возможности давить население и бизнес тарифами на электроэнергию». Вы как руководитель «Янтарьэнерго» согласны с такой позицией?

— Я согласен с ней как житель Калининградской области. Как глава «Янтарьэнерго», к счастью, я не отвечаю за формирование тарифов — это прерогатива специальной службы в областном правительстве. Но как руководитель компании я отвечаю за надёжность энергосистемы. Поэтому мы постоянно боремся за источники — в том числе и формируемые тарифными решениями.

Например, целевой показатель по росту тарифа на 2016 год — 7,5% при инфляции в 12%. В 2015 году нас отрегулировали на 5% при инфляции в 11%. Помню, как мы радовались в 2012 году, когда утвердили колоссальную по меркам «Янтарьэнерго» программу в объеме 10 млрд рублей. Не успели мы приступить к её реализации, как эта сумма превратилась в 5 млрд, сегодня это уже 3,5 млрд, а в 2016 году объём будет ещё в два раза ниже, чем в этом году.

— На что «Янтарьэнерго» хватает и на что не хватает средств?

— Существующий вариант регулирования не позволяет исполнить все задачи, которые ставятся перед энергетиками. Средства направляются только на надёжность — и статистика показывает, что мы с этой задачей успешно справляемся. Но вот с развитием, созданием комфортных условий для инвесторов, льготников и простых жителей возникают трудности. У нас непрерывная дискуссия из года в год. Мы постоянно заявляемся на весь объём мероприятий, чтобы потом предложить правительству, бизнес-сообществу или Общественной палате выбрать приоритеты, куда направить средства.

У нас в этом плане налажен диалог. Губернатор постоянно следит, чтобы соблюдался баланс между социальным напряжением и развитием инфраструктуры.

В последние годы, например, растёт напряжение по договорам техприсоединения для льготной категории заявителей. Льготники говорят: «Энергетики должны присоединять нас за 550 рублей, но не делают этого». Да мы рады подключать людей, мы это умеем. Но мы исполняем 6-7 тысяч договоров техприсоединения в год, а источник финансирования у нас только на одну тысячу.

— Как вообще развивается ситуация с техприсоединением?

— В 2015 году мы впервые опередим количество поступивших заявок и количество исполненных договоров. У нас на исполнении сейчас находится 13 тысяч договоров. 90% из них — это льготная категория заявителей. Мы практически не имеем просроченных обязательств перед юридическими лицами. У нас в списке осталось всего 243 предприятия, которые мы присоединим в этом году. Причём мы ни одного заявителя не поставили перед фактом изменения стоимости присоединения — хотя цена оборудования и затраты выросли в разы.

— А что насчёт предприятий сельского хозяйства?

— В «Янтарьэнерго» понимали, какая ситуация сложилась в последний год, и учли федеральный посыл. Президент России Владимир Владимирович Путин недавно поблагодарил главу «Россетей» Олега Бударгина как раз за внимание к сельхозпроизводителям. Мы не стали исключением и только за 2014 год присоединили 75 таких потребителей более чем на 2,5 мегаватта — почти мгновенно и по минимальной стоимости.

alt

В этом году мы присоединили 42 объекта мощностью в два мегаватта. В работе находится ещё 137 договоров. Если говорить о наших косвенных заслугах, все эти предприятия создали более тысячи рабочих мест. Сельское хозяйство стало обгонять по количеству договоров даже застройщиков — всё-таки ввод жилья сбавляет темпы по понятным причинам.

— Получается, проблемы есть только с подключением индивидуальной застройки?

— Со льготной категорией заявителей сохраняется проблема. Чтобы закрыть эти договоры, нужно 1,1 млрд рублей. Однако в этом году нам в тарифном источнике был дан лишь 121 млн рублей, а потратили мы около 250 млн рублей. Мы ставим перед собой задачу закрыть 6,5 тысяч договоров технологического присоединения при пяти тысячах заявок.

В 2016 году мы рассчитываем, что по тарифам мы получим не менее 150 млн рублей. При этом более половины договоров мы будем выполнять хозспособом. Это новая форма работы, при которой мы не нанимаем подрядчиков, а формируем свои бригады для техприсоединения.

Когда люди и техника не загружены по ремонтной программе, часть времени мы тратим на присоединение к сетям. Благодаря этому мы резко увеличили скорость работ и даже снизили их стоимость. Есть планы за три года все договоры по техприсоединению льготников выполнять хозспособом.

— Что-нибудь ещё, помимо нехватки денег, мешает подключать людей к сетям?

— Сегодня в Калининградской области около 60% территорий и подстанций закрыты для дополнительного присоединения. То есть это дефицитные районы по мощности, и мы этого не скрываем. У нас есть интерактивная карта, на которой такие территории обозначены красным и серым цветами. Зелёный цвет — профицит с точки зрения дополнительной мощности — наблюдается в основном на востоке и юго-востоке области. Мы говорим заявителям: стройтесь там, мы вас максимум за неделю присоединим.

Накопленные обязательства у нас на самом деле только в пяти районах. На первом месте — Гурьевский округ (3-3,5 тысячи заявителей). Далее — Калининград, Зеленоградск и другие приморские города, а также Багратионовск и Мамоново. Чтобы ускорить процесс, мы сформировали в этих районах дополнительные бригады и перераспределили технику.

alt

— Сколько лет должно пройти, чтобы область на вашей карте стала «зеленее»?

— Мы должны были реализовать комплексную программу развития до конца 2020 года. Её задачи — сделать область профицитной по мощности, а энергосистему — максимально надёжной. Объём программы составлял 32 млрд рублей при общем дефиците в 15-16 млрд рублей. Эту «дыру» нам закрыть пока нечем. При этом пятилетняя реализация мероприятий с полным финансированием обеспечила бы идеальное состояние сетей и возможность их 50-летней эксплуатации.

— Что ещё можно сделать, чтобы энергетика Калининградской области была не хуже, чем в Европе?

— По перерывам в энергоснабжении, кстати, мы опережаем по крайней мере Литву и Польшу, хотя мы начинали в одинаковых условиях. У них среднее время ликвидации аварии — три-четыре часа, а у нас — около двух часов. «Янтарьэнерго» за надёжность уже не ругают, а вот за доступность — наоборот. Нужно, чтобы этой темы вообще не было: пришёл человек, подал заявку, а завтра приехал энергетик и его дом или бизнес присоединил.

Если ещё говорить о желаниях — не должно быть воздушных линий. В Европе их практически нет, кроме магистральных линий. У нас пока не везде так, потому что в кабельном исполнении они получаются кратно дороже. В городах «воздушек» уже нет нигде, и мы тоже стараемся идти по этому пути.

Мы договорились с Калининградом и приморскими городами не строить в городской черте воздушные линии. Да, это несколько дороже, но по-другому нельзя. Плюс с точки зрения эксплуатации кабельные линии — это и уменьшение атмосферного воздействия, как результат снижение аварийности, и невозможность воровать.

— В области анонсированы несколько проектов «малой» энергетики. Есть проекты с ветрогенерацией и инвестициями китайской госкорпорации, есть проекты по выработке энергии на калининградской ТЭЦ-1 и гусевской станции. Для чего региону такие решения, когда не в полную силу работает ТЭЦ-2 и ожидаются четыре новые станции мощностью в гигаватт?

— Гигаватт — это надёжное энергоснабжение области с учётом внешних особенностей, это создание дополнительных источников и резервной схемы на максимальные пики потребления. В независимости от любых событий и режимов работы потребители никогда не почувствуют нехватки энергии. Кроме того, это развитие области с удвоенной мощностью.

Что касается соглашения с E.on и модернизации ТЭЦ-1 и гусевской ТЭЦ, их цель — эффективная выработка тепловой и электрической энергии. Сегодня они работают как котельные, а в Гусеве мы ещё и выполняем роль единой теплоснабжающей организации от производителя до потребителя. Затраты на выработку одной гигакалории тепла в таком режиме на 40% выше, чем при комбинированной выработке.

— То есть это возврат к когда-то существовавшей схеме?

— Да, ничего нового мы не создаём. Мы лишь восстанавливаем ту мощность, которая была на этих станциях. Производя тепло, мы будем попутно вырабатывать электроэнергию, отпускать её себе же в сеть и реализовывать. Так мы сможем удерживать стоимость гигакалории на уровне, который областное правительство считает справедливым.

Когда мы вырабатываем только тепловую энергию, мы неконкурентны. Что случилось в Светлом? Там оказалось, что содержать большую станцию намного дороже, чем маленькую. И совершенно правильно сделал Сергей Лютаревич, построив в городе маленькую газовую котельную. В итоге ГРЭС-2 выведена из эксплуатации уже больше года, а 150 сотрудников были сокращены или перераспределены по нашим подразделениям. В итоге профильный актив, с которого начиналась калининградская энергетика, стал непрофильным. На площадке станции, видимо, позже что-то построят — но уже точно не объект электроэнергетики.

Так что комбинированная выработка на калининградской ТЭЦ-1 и гусевской станции — это не конкуренты работе «больших» электростанций. Эта энергия реализуется в регионе, а не идёт на оптовый рынок. Просто все излишки наших коллег будут либо уходить на переток в соседние государства или «большую» Россию.

— А если говорить о ветряках — оправдана ли их установка?

— Я не буду скрывать: это вопрос не «в лоб» экономической целесообразности. Такая энергия значительно дороже, чем сгенерированная на традиционных видах топлива. Однако у нас существует ветропарк в Куликово, который сегодня амортизировался уже практически три раза. Экономической целесообразности его эксплуатировать нет — тариф высокий, выработка низкая. КПД нынешних установок — около 15%, хотя в среднем ветропарки могут давать от 30% до 40%.

alt

Решение у нас простое — демонтировать ветряки в целях безопасности, чтобы никого не убило, и заместить существующую мощность. Ветропарк в Калининградской области должен быть. Мы как минимум остаёмся в нынешнем объёме и идём дальше. Вместе с региональным правительством мы подобрали альтернативный участок для монтажа установок с общей мощностью до 45 мегаватт. Этот проект делится на два этапа. Первый мы реализуем строго в объёмах существующей мощности — пяти мегаватт. Это никак не повлияет на структуру тарифа и не отразится на потребителях.

Со вторым этапом нам косвенно помогают коллеги из Крыма, где выработка ветрогенерации достигает 100 мегаватт. Они сейчас активно вносят инициативы по изменению законодательства, чтобы такая мощность приобреталась сетевыми компаниями в обязательном порядке через оптовый рынок.

— Для чего понадобилось привлекать «Государственную электросетевую корпорацию Китая»?

alt

— Калининградская область не справится с такими объёмами инвестиций. По пяти мегаваттам мы с китайской компанией договариваемся в горизонте десяти лет и остаёмся в нынешних тарифах. Если речь идёт о 45 мегаваттах — это в девять раз больше инвестиций. Поэтому второй этап мы будем реализовывать только при гарантии возврата инвестиций. Уже есть подвижки — в этом году вышли нормативные акты, которые могут привлечь инвестиции и обеспечить возврат инвестиций в этом сегменте.

— Что конкретно делается по новому ветропарку?

— Уже предварительно отобраны площадки, а в 2016 году мы с партнёрами смонтируем исследовательскую ветровышку. Она будет высотой около 100 метров и позволит проанализировать постоянство и силу ветра на разных уровнях. Исходя из этого, будут определены характеристики ветряков. Но я могу сказать точно, что это будет не 21 установка, а 5-6 ветряков по мегаватту или полтора.

— Где именно они расположатся?

— Мы смотрим на Гурьевский и Зеленоградский районы. Здесь нет никакой тайны, но пока участки под ветропарк лишь оформляются. Если раскрыть место раньше времени, могут появиться третьи лица, претендующие на эти участки. Договариваться с ними и выкупать потом землю меньше всего хочется, поэтому по окончании оформления участков мы всё расскажем и презентуем.

— В начале интервью вы упомянули об «умном учёте». Что это за технология и какие преимущества она даёт?

— В основе системы — прибор учёта, который позволяет энергетикам дистанционно наблюдать за всеми событиями в сети и управлять ими. Мы не только измеряем объем отпускаемой электроэнергии, но и можем понять — а есть ли вообще свет у этого потребителя?

Сегодня мы наблюдаем ситуацию в магистральных сетях, но не «видим» ничего дальше подстанций. У нас имеется информация, есть ли свет в этом городе или нет. А вот есть ли свет у бабушки на хуторе, мы не знаем, пока бабушка нам сама не позвонит.

Ну и, безусловно,с помощью «умных» приборов учёта мы сможем контролировать отпуск электроэнергии — ограничивать мощность или отключать потребителей. Передача данных со счётчика онлайн — это ещё и решение проблемы, когда наших специалистов не допускают к приборам учёта. Хорошо это или плохо для потребителей, я судить не берусь. Это просто правильно.

alt

Кстати, уровень воровства в Калининградской области — это отдельная тема. Он выше, чем на Кавказе. Все удивляются — как это возможно в центре Европы? Недавно был установлен канал поставок: из Литвы ящиками везут магниты, которые кладутся на прибор учёта и позволяют не платить за электричество. Но сейчас мы и этот вопрос решаем — ставим противомагнитные корпуса и наклеиваем специальные ленты. Что примечательно — их производят те же компании, что и сами магниты.

— «Янтарьэнерго» много теряет из-за воровства?

— Наши коммерческие потери из-за кражи электроэнергии сравнимы с техническими потерями в сетях. Но как раз благодаря «умному учёту» мы планируем выйти только на технические потери. Реализацию этого проекта мы начали совместно с Российским фондом прямых инвестиций. Эти затраты никак не отражаются на тарифе. Государственный фонд инвестирует в производство и монтаж умных приборов учёта, а для расчётов с ним направляются сэкономленные средства.

Этот проект рассчитан на восемь лет, причём через полтора года мы будем иметь дополнительный источник доходов в размере 100-150 млн рублей ежегодно. Фонд установит 67 тысяч приборов учёта. Кроме того, по энергосервисному контракту их также монтирует группа E.on. В итоге мы к 2017 году получим на большинстве точке отпуска «умный» прибор учёта.

— А что тогда дают «умные сети»?

— Оборудование «умных сетей» (по-другому — система Smart Grid) позволяет дистанционно управлять нагрузками и изменять схемы электроснабжения на отдельных участках. С компанией «Таврида электрик» мы смонтировали уже 42 реклоузера. Эти приборы устанавливаются на линиях электропередачи и контролируются из центра управления — мы фактически мышкой переводим мощность и восстанавливаем энергоснабжение потребителей при аварии. А уже потом наша ремонтная бригада выезжает и разбирается с повреждёнными участками.

alt

Во время недавних штормов благодаря этой системе мы сократили время ликвидации до 15 минут. При этом одновременно были отключены, условно говоря, не 20 подстанций и три тысячи человек, а максимум 5-6 трансформаторных подстанций.

Летом мы завершим ещё один этап по программе «умных сетей». Такие переключения при аварии будут происходить автоматически. По сигналу «авария» программный комплекс без участия человека перезапитывать потребителей по резервной схеме. На это будет уходить не 15 минут, как сейчас, а минута-две.

alt

— Последний вопрос — личного характера. Насколько сложно быть руководителем компании, на которой лежит такая ответственность? Какие задачи при управлении ей — в приоритете?

— Возглавлять «Янтарьэнерго» — это даже не работа, это образ жизни. В первую очередь при принятии решения надо осознать, что руководству компанией надо посвятить всё своё время. Ты всегда на работе.

Во-вторых, надо окружить себя командой единомышленников. Самостоятельно решить все задачи невозможно. Причём в «Янтарьэнерго» нельзя приходить по банальным критериям — например, большой зарплаты, персональной машины или личного кабинета. Ты должен быть профессионалом, которому можно доверять и который готов работать круглые сутки.

Для нас, хоть «Янтарьэнерго» и один из монополистов в регионе, важно удовлетворение спроса наших потребителей. Слоган компании мы уместили в три слова: «Надёжность, качество, доступность». Именно так мы и стараемся работать каждый день.

На правах рекламы

Нашли ошибку в тексте? Выделите мышью текст с ошибкой и нажмите [ctrl]+[enter]

Мы в социальных сетях

Архив новостей

« Сентябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

© 2016 Калининград.Ru. Информационно-аналитический портал Калининграда.
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ No ФС77- 52832 от 08.02.2013г. Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Перепечатка информации возможна только с указанием активной гиперссылки.

Телефон редакции: (4012) 507-508
Телефон рекламной службы: (4012) 507-307
 
Материалы в разделах «PR», «Новости бизнеса» и «Другие новости» публикуются на правах рекламы.

18+
Longus penis basis vitae est!Реклама на Калининград.Ru
Редакция
Форма обратной связи
Developed by Yaroslav Gaevoy